Регистрация  Забыли пароль?

ВСЕ О РЕЙДЕРСТВЕ В УКРАИНЕ

Совладельцы Nemiroff получили доступ на предприятие

Совладельцы Nemiroff получили доступ на предприятие

53299f59a53ab.jpeg
Админсуд Киева остановил внесение в госреестр Юрия Сорочинского как гендиректора ДП УВК "Nemiroff"
Миндоходов открыло уголовное производство в отношении гендиректора Nemiroff Аллу Глусь
Исполнительная служба и милиция исполнили решение суда.


Сегодня, 19 марта, исполнительная служба и милиция исполнили решение суда и на законных основаниях осуществили допуск на завод компании Nemiroff в Винницкой области собственникам - Якову Грибову и Анатолию Кипишу, а также директору "УВК "Nemiroff" Юрию Сорочинскому.

Об этом сообщили в компании Nemiroff, передает РБК-Украина.

"На территории завода находилась группа молодчиков с щитами и огнестрельным оружием, которая там проживала в административном здании на последнем этаже, но благодаря вмешательству милиции и самообороны майдана, их выгнали с территории завода", - сообщил основатель и совладелец компании Nemiroff Якоб Грибов.

По его словам, сейчас будет производиться оценка ущерба,нанесенного имуществу предприятия. "Глуси ушли с завода как вандалы, разграбили завод, сейчас будем оценивать ущерб и убытки", - подчеркнул Грибов.

Кроме того, Яков Грибов и его партнер Анатолий Кипиш пообещали восстановить работу предприятия и вернуть украинскую продукцию завода на полки магазинов.

"Это наше бремя, мы созидатели, мы восстановим работу предприятия и наведем здесь порядок", - отметили владельцы Nemiroff.

В компании также отметили, что местные жители активно участвовали в освобождении завода от захватчиков, чтобы восстановить его работу. "Сегодня для сотрудников, которые раньше работали на заводе, горожан, просто праздник, люди получили надежду на возобновление работы завода", - говорят они.

Напомним, 12 марта 2014 года Государственная регистрационная служба Украины исполнила решения Высшего административного суда Украины и Высшего хозяйственного суда Украины и внесла изменения в государственный реестр о смене генерального директора дочерних компаний "УВК "Nemiroff" и "Алко ИнвестУкраина", которым стал Юрий Сорочинский. Об этом на пресс-конференции сообщил основатель, совладелец компании Nemiroff Якоб Грибов.

Конфликт вокруг попытки рейдерского захвата ДП "Украинская Водочная Компания "Nemiroff" и ДП "АлкоИнвест Украина" со стороны экс-менеджмента длился в течение трех лет. В результате завод, на котором работает 1,5 тыс. человек, был вынужден прекратить выпуск продукции.

Фото: http://lezo.in.ua/

LB.ua


Создано: antiraiderukr Открыть

Александр Глусь: "Мы смогли остановить отчуждение активов на гораздо большие суммы"

Председатель совета директоров Nemiroff о конфликте владельцев компании

Фото: Кирилл Чуботин / Коммерсантъ

Еще несколько лет назад компания Nemiroff была примером украинского варианта американской мечты. Первый капитал ее акционеры заработали в бурные 1990-е, а через десять лет Deutsche Bank хотел продать их бизнес за $800 млн. Российский предприниматель Рустам Тарико почти купил компанию за $380 млн. Однако этим сделкам было не суждено совершиться. После этого между акционерами разгорелся затяжной корпоративный конфликт, продолжающийся и сейчас. Свою версию произошедшего председатель совета директоров компании Nemiroff АЛЕКСАНДР ГЛУСЬ рассказал первому заместителю главного редактора "Ъ" АНДРЕЮ ЮХИМЕНКО.

С Александром Глусем мы встретились в офисе управляющей компании Nemiroff на Подоле. В его кабинете на столе сразу же отчетливо выделяются стопки украинских и российских журналов и газет.

— Мы много читаем и зачастую удивляемся тому, что о нас пишут, — пояснил господин Глусь.

— Как идут дела в компании Nemiroff?

— Это больной вопрос. При такой конкуренции на алкогольном рынке, как в Украине, если твоей продукции нет на полке больше месяца — это проблема. А работа нашего предприятия была заблокирована почти два месяца абсурдными исками в отношении поставщиков. За счет запасов мы старались заполнять ключевые каналы сбыта, чтобы не потерять свою нишу. C конца ноября удалось возобновить производство. Спрос на продукцию большой — у нас сильный бренд и успешная история отношений с покупателями.

— Потребители отдают предпочтения украинской водке, а не башкирской, производство которой наладили ваши конкуренты в России?

— Уже сейчас заведения HoReCa начинают отказываться от этой продукции в Украине, а в России уже потеряна значительная часть потребителей. Ведь для россиян Nemiroff — это уникальная горилка, а не еще одна русская водка. Кроме того, в наших лабораториях обнаружили, что производимая без оригинальных рецептур и технологий продукция не только значительно отличается по органолептике, но и по физико-химическим свойствам не соответствует международным и украинским стандартам качества. Так что в ближайшее время такую водку могут запретить в Украине.

— Вы уже восстановили работу с дистрибуторами в Украине?

— Да. Даже те, кто уже начал работать с нашими оппонентами, когда узнали, что наш завод запустили, вернулись к нам. Все хотят работать с оригинальной продукцией, которой отдает предпочтение потребитель.

— До 2010 года у вас, похоже, не было конфликтов c партнерами. Можете рассказать вашу версию произошедшего?

— Для того чтобы понять суть конфликта, необходимо немного вернуться к временам основания компании. После развала Советского Союза не существовало цивилизованного водочного рынка. Однако с 1992 по 1995 год мы вместе с нашими немецкими партнерами построили широкую сеть для реализации водочной продукции в Украине. Потребители уже отличали нас от других производителей по месту производства в городе Немиров. В 1995 году высокий доход приносила давальческая схема производства спирта. Однако, чтобы ее использовать, необходимо было получить наряд на поставку зерна и получение спирта. Мой отец (Степан Глусь.—"Ъ") на тот момент уже 30 лет работал в спиртовой отрасли, имел и репутацию, и авторитет. Вот тогда и появились Яков Грибов и Анатолий Кипиш (совладельцы компании.—"Ъ"). Он помогал и многому научил молодых начинающих бизнесменов. А в 1997 году пустил их в бизнес Nemiroff. Я в то время работал за границей. Затем к бизнесу присоединились сестра Якова Грибова Белла Финкельштейн и брат Анатолия Кипиша Виктор.

— Вы никогда не жалели, что не стали развивать компанию самостоятельно?

— В 1997 году акционеры собрали имеющийся на тот момент опыт, капиталы, разделили направления и "побежали". Отец отвечал за админресурс, производство, новые продукты и т.д. Якову Грибову доверили продажи. Все остальные были пассивными инвесторами. Конечно же, наши партнеры сыграли положительную роль для компании, и этого нельзя отрицать. Они внесли свою лепту в развитие бизнеса. Кто знает, был бы у нас такой рост, если бы тогда мы не приняли это стратегическое решение по распределению долей в компании. С 2001 года я начал принимать участие во всех совещаниях компании. В 2003-м активно включился в работу, создал торговый дом "Немирофф" в России, и за два года мы выросли там на 500%. К 2005 году мы стали алкогольным брендом N1 в мире по темпам развития и абсолютным лидером рынка в финансовом выражении в Украине.

— Как сейчас распределены доли в компании?

— В 2006 году под моим руководством в компании стартовала масштабная реструктуризация. На Британских Виргинских островах была зарегистрирована компания Nemiroff Vodka Limited (NVL). Каждая из сторон оформила в ней свое бенефициарное владение. Александр Глусь — 25,04%, братья Кипиши — по 17,48%, Яков Грибов и Белла Финкельштейн — по 20%.

NVL не является подконтрольной ни одному из акционеров, ею никто не управляет единолично. Любые решения являются легитимными исключительно после принятия на совете акционеров и в рамках соглашения акционеров. Этот документ регулирует взаимоотношения акционеров и принципы управления бизнесом.

Эта компания также владеет зарегистрированной в Лихтенштейне компанией Nemiroff Intellectual Property Establishment (NIPE), которой в 2006 году были переданы товарные знаки.

В то же время британская компания NVL владеет кипрской Nemiroff Holdings Limited, которой принадлежат такие предприятия, как ДП "УВК Nemiroff", торговый дом в Москве, торговый дом в Польше и т.д. Чтобы управлять всеми этими активами, в Украине была создана управляющая компания Nemiroff, а меня единогласно избрали ее президентом.

— Почему у основателей бизнеса — семьи Глусь —оказался такой небольшой пакет? Блокирующий, но все же?

— Доли бизнеса были распределены еще в 1997 году. Тогда никто и представить себе не мог, что часть миноритариев объединится против основателя компании для "выдавливания" из бизнеса с единственной целью — получения дополнительного дохода от продажи компании.

— Для чего вы проводили реструктуризацию в 2006-м? И почему сменили Якова Грибова в управлении компанией?

— Бизнес стремительно развивался, и без современной системы менеджмента компания становилась практически неуправляемой. Еще один очень важный момент: акционеры долгое время не могли получить от Якова Грибова отчетов. Более того, несколько лет подряд не удавалось провести аудит предприятий, входящих в группу Nemiroff. Поэтому Яков Грибов был вынужден отойти от управления стратегическими направлениями деятельности компании. К тому же, он сам себя "назначил" президентом, а своей сестре передал управление финансами, что также не нравилось остальным акционерам. Правда, в период роста на этом никто особо не зацикливался.

После реструктуризации, в рамках которой я сделал прозрачными для всех акционеров бизнес-процессы и круглосуточный доступ через систему ERP к финансовой отчетности, компания была готова к продаже или объединению с кем-то из крупных мировых игроков. Тогда к Украине присматривались представители Diageo, Bacardi—Martini, Pernod Ricard, которые изучали возможности выхода на рынок. Чтобы начать работу с ними, необходима была прозрачная и понятная для западных инвесторов аудированная отчетность — это мне удалось обеспечить.

— Когда начался процесс продажи?

— Еще в 2007 году мы работали с Deutsche Bank. К нам поступали предложения о продаже бизнеса, тогда речь шла о сумме $800 млн.

— Нужно было продавать!

— Конечно. Это было логично. Это было в первый год подготовки аудированной отчетности после реструктуризации. Получить такую сумму всего через десять лет с момента объединения усилий акционеров — это, конечно, здорово. Но так думали не все акционеры. Я подписал соглашение с банком, Анатолий Кипиш, по-моему, тоже. А Яков Грибов сказал: "Нет — мы стоим больше миллиарда". Поэтому к вопросу продажи часть акционеров, уже вынужденно, вернулась в 2010 году, когда последствия финансового кризиса еще оказывали сильное влияние на экономику. Хотя тогда мы уже были по-настоящему зрелой прозрачной компанией и провели три годовых аудита PwC.

Отрицательную роль в корпоративном конфликте компании Nemiroff сыграло и то, что некоторые наши акционеры еще до кризиса в 2008 году активно инвестировали в недвижимость, в том числе и заемные средства под гарантии своего капитала. После кризиса эти активы резко упали в цене, а моим партнерам (теперь, получается, оппонентам) срочно понадобились деньги. И тогда остро стал вопрос о продаже компании.

— Таким образом наметилась сделка по продаже компании "Русскому стандарту" Рустама Тарико?

— На самом деле на покупку компании у нас было три претендента. Но больше всех нам предложил "Русский стандарт" — $350 млн плюс еще $30 млн EarnOut, если наши прогнозы оправдаются. К слову, все они сбылись. Так что фактически за компанию готовы были заплатить $380 млн.

— Почему же сделка сорвалась?

— Я не знаю, что тогда произошло в головах наших партнеров. "Русский стандарт" провел предварительный due diligence. Помню, тогда еще все удивлялись, что проверка не показала никакого "левого" оборота и подтвердила указанные в отчете цифры. Нам действительно удалось создать стопроцентно легальный бизнес, который в лучшие годы генерировал до $70 млн EBITDA.

— А какой был оборот?

— Около $400 млн.

— Из расчета какого мультпликатора проводилась сделка?

— На момент продажи, из-за кризиса, мультипликатор был на уровне восьми. Были времена, когда за аналогичные компании давали четырнадцать, однако мы, к сожалению, в этот период не продали свой бизнес.

— Так почему не удалась сделка с "Русским стандартом"?

— Вернемся к моменту продажи. Покупатель нам сообщил, что готов зафиксировать предложение и настроен провести глубокий due diligence. И если он подтвердит результаты предварительного due diligence, то сделка будет подписана. Проверка завершилась к концу 2010 года. Результаты более чем удовлетворили покупателя. Он подтвердил готовность купить актив по оговоренной стоимости. Потом наступил декабрь, новогодние праздники, процедура растянулась до февраля. И тут мои партнеры-акционеры вдруг приходят и заявляют, что им кажется, следует попросить у покупателя еще $20 млн, вопреки согласованной ранее сумме. Попросили...Он, разумеется, отказал, подчеркнув некорректность изменения условий в момент подписания согласованного договора.

Немногим позже очень неожиданно для себя я услышал предложение доплатить эту сумму уже из моих денег, полученных от продажи. Вначале даже не верилось, что подобные предложения могут делать партнеру серьезно, да еще и с угрозой создания больших проблем в случае отказа. Ведь даже если разделить пропорционально между всеми акционерами недостающие им $20 млн в стоимости компании, то это не та сумма, из-за которой здравомыслящий человек может, например, организовать нападение на собственное предприятие с помощью бандитов. Почему я должен был на это соглашаться?! Я провел реструктуризацию, бизнес был приведен в соответствие с международными стандартами, что существенно повысило его стоимость. Более того, еще до начала продажи я убеждал, что тогда было не лучшее время для его продажи по максимальной цене. Это был первый год, когда потребитель наконец-то начал "отходить" от кризиса 2008 года, и только к концу 2010-го появилась тенденция восстановления рынка.

На встрече с Рустамом Тарико в Москве они заявили, что хотели бы получить дополнительно 20 млн к уже согласованной стоимости покупки. Конечно же, им отказали, уточнив, что готовы все же подождать их решения на ранее согласованных условиях, и оферта действует до 1 июня 2011 года.

Собственно, после этого и начались нецивилизованные действия моих оппонентов. Сначала 15 апреля неизвестные люди в масках совершили нападение на дом моих родителей. Тогда пытались запугать домработницу, очевидно, приняв ее за мою мать. Затем 15 мая — за две недели до конца срока действия оферты "Русского стандарта" — к заводу подъехали два автобуса с бойцами под руководством Виктора Кипиша. Ни прокуратура, ни милиция не вмешивались, госохрана как будто испарилась. Охрану предприятия избили и выбросили за территорию, "братки" взяли в круговое оцепление завод, предприятие остановили, людей не пускали на работу. За время этого блокирования бюджет страны недополучил свыше 100 млн грн.

Через некоторое время Анатолий Кипиш обратился ко мне с предложением: "Все, ваша песенка спета. Все заблокировано. Мы предлагаем тебе уйти из бизнеса, а мы продадим компанию сами".

Я спросил, сколько же они предлагают за наш "уход". Мне сказали, что цены, которую предлагает Рустам Тарико, для меня больше нет, поскольку они захватили основное предприятие компании. Я предусмотрительно попросил, чтобы мне направили официальную оферту. И я ее получил. Только она была значительно ниже предложения "Русского стандарта", и если пересчитать на мой пакет акций, то разница получалась $30 млн. Еще и предупредили, что с каждым днем цена будет уменьшаться. Тогда окончательно прояснились мотивы такой циничной атаки на партнера, активно выдаваемой за попытку смены директора предприятия.

— Как вам объяснили такое предложение?

— Во главе всех этих действий — экономические мотивы. Исходя из цены, предложенной "Русским стандартом", стоимость моего пакета составляла около $95 млн. А Яков Грибов и Анатолий Кипиш предложили около $65 млн. То есть разница составляла порядка $30 млн.

А если по-человечески, то такое только в кошмарном сне может присниться. Ведь эти люди периодически жили в нашем доме, моя мать их кормила... Видимо, мы что-то не учли, не заметили вовремя. Не все проходят испытание деньгами. Конечно, сейчас они пытаются "отбелиться" от такого негатива и тратят большие деньги в СМИ для формирования положительного имиджа, пытаясь опустить уровень значимости конфликта — от атаки на партнера до замены директора завода.

— Ваш пакет позволяет заблокировать любое решение совета владельцев головной компании.

— Есть один нюанс, с помощью которого наши оппоненты постоянно манипулируют. Согласно cоглашению акционеров, собрание является легитимным только тогда, когда на нем присутствует квалифицированное большинство (75% и больше). Этот принцип действует даже в том случае, если в повестке дня есть вопросы, для принятия решений по которым требуется простое большинство (50%+1). А во время атак против меня использовали, нарушая все процедуры, письменные резолюции, о существовании которых мы узнавали из СМИ. Мало того, в соглашении прописан механизм недопущения блокировки принятия решений кем-то из акционеров, позволяющий снизить необходимое количество голосов до 66,6%. Однако этот механизм ни разу не был использован, что еще раз подтверждает нечистоплотность планов соакционеров. В начале конфликта я, еще не понимая, что идет целенаправленная атака на пакет акций, предлагал ввести независимого управляющего, знающего алкогольную отрасль и имеющего соответствующий опыт, для недопущения конфликтной ситуации. Но столкнулся с принципиальной кандидатурой Юрия Сорочинского — юриста, который представляет интересы и обслуживает финансовые схемы Анатолия Кипиша. Мы, конечно, добились через суд блокирования действия резолюций о смене менеджмента. Всем давно понятно, что смена менеджмента — лишь прикрытие для того, чтобы заставить нас выйти из бизнеса, выкупив акции по дешевке.

— И все же, как вам объясняют, почему вы должны доплатить?

— С точки зрения обычной человеческой этики и логики это сложно понять. Когда мы проводили due diligence, то обнаружили, что Яков Грибов беспредметно вывел на офшорные счета около $17 млн. Естественно, это нанесло ущерб мне как акционеру. Думаю, нежелание возвращать эти деньги нам и вынудило его объединиться с Анатолием Кипишем для атаки.

— А есть ли сейчас какая-то возможность отстранить вас от руководства компанией?

— Сегодня я защищаю не должность, а пакет акций! Как вы знаете, с целью сохранения актива мы обратились в суды Кипра, Лихтенштейна и в Лондонский арбитражный суд (LCIA). На Кипре получили обеспечительные меры, запрещающие Nemiroff Holdings Limited любые изменения в структуре и в управлении всех дочерних компаний. В Лихтенштейне получили защиту от отчуждения ТМ.

В Лондоне подали иск о защите бизнеса от целенаправленной спланированной рейдерской атаки на акционерный пакет основателя. Мы предоставили видео силового захвата предприятия бритоголовыми бойцами под руководством одного из акционеров, и лондонский трибунал был шокирован увиденным. Соответственно, сразу же получили приказ Лондонского суда о прекращении любых действий в ущерб партнеру и компании в том числе, которые могут привести к обострению конфликта и отчуждению активов.

Через некоторое время оппоненты попытались передать торговые марки Nemiroff компании, зарегистрированной на частное лицо, сроком на пять лет за $100 — фактически бесплатно. Мы, разумеется, подали ходатайство в Лондонский суд и получили приказ о возможности передачи ТМ только на рыночных условиях, не нарушая соглашения акционеров.

Затем оппонентами была зарегистрирована компания "Немирофф Водка Рус" (НВР) на подставное лицо, близкое к Анатолию Кипишу, с целью получения доходов от производства продукции ТМ Nemiroff вне нашей группы компаний. И снова по нашему обращению в Лондонский суд оппоненты были вынуждены ввести НВР в состав группы Nemiroff и вести деятельность в интересах всех акционеров.

Кроме того, в рамках лондонского процесса мы остановили еще одну рейдерскую схему по выводу активов чрез компанию "ЛВН Трейдинг". И снова оппоненты были вынуждены ввести эту компанию в состав нашей группы компаний. Таким образом, основная победа в рамках этих судебных разбирательств —возвращение "партнеров" в цивилизованное правовое поле.

Все эти войны мы перевели исключительно в юридическую плоскость. Благодаря Лондонскому суду мы на сегодняшний день сохранили свои акции и компанию в том виде, в котором она была до начала конфликта.

— А почему в таком случае возник вопрос о выплате роялти вашей компанией?

— Это тоже чистой воды афера. В начале конфликта, когда наши оппоненты незаконно захватили московский торговый дом через подставного директора-юриста, на его счетах было около $12 млн, а также продукции на $28 млн и еще порядка $12 млн дебиторской задолженности. Основная сумма подлежала перечислению на ДП "УВК Nemiroff" в Украину за поставленную продукцию. Деньги нам так и не вернули, они были выведены в неизвестном направлении, а позже частично появились на НВР. Все просто — ДП УВК не получило деньги с российского ТД и даже не имело бы возможности выплатить роялти Nemiroff Holdings Limited (NHL), если бы такие обязательства возникли. Позже реализовывали искусственно созданную схему банкротства ДП "УВК Nemiroff" через претензии со стороны "ЛВН Трейдинг". Как я сообщал ранее, под давлением лондонского процесса "ЛВН Трейдинг" был введен в состав группы компаний, а рейдерская схема остановлена.

— Однако вы же зарабатываете в Украине?

— Сегодня мы не зарабатываем, а балансируем на точке безубыточности. По мере возвращения на рынок в полном объеме и будет увеличиваться прибыль. Модель компании построена таким образом, что постоянные затраты покрываются в том числе за счет российского рынка, на долю которого приходится до 40% нашей выручки. Только в следующем году мы планируем вернуться в Россию, после вынужденного простоя продукции хватает пока только для насыщения украинского рынка. Мы пересмотрели все расходы, оптимизировали процессы, но сохранили наш основной актив — людей. У нас много уникальных профессионалов, которых мы растили 20 лет и не хотим потерять.

— Какой выход из этой ситуации вы видите?

— Мы подали в Лондонский арбитражный суд иск об остановке рейдерских действий со стороны объединившихся миноритариев, а позже дополнили ходатайством об обязательстве продажи нам пакета оппонентов. О первом я уже говорил. Речь шла о защите компании от рейдерского захвата, и это было полностью реализовано в нашу пользу.

Второе наше требование: обязать других акционеров продать нам свои доли. Логика простая: начали атаковать компанию, снизили ее стоимость — продавайтесь нам, ведь вы этого хотели.

— По какой цене должен был пройти выкуп?

— По рыночной. Стороны привлекают оценочную компанию, которая определяет стоимость акций. Мы просили суд обязать продать их акции по нынешней рыночной цене или же обязать их выкупить нашу долю по цене, которая была у нас во время налета на предприятие.

— Как суд отреагировал на эти требования?

— Обращение в Лондонский суд и удовлетворение основных наших требований — большая победа. Второе наше ходатайство не было удовлетворено, в чем я ничего страшного не вижу. Да, суд не захотел брать на себя такую ответственность. И тут мои оппоненты распространили информацию о своей победе, когда мы всего лишь получили распределение затрат юристов по суду. На самом деле это стандартная практика распределения затрат в судебном процессе. С точки зрения трехлетнего процесса в Лондоне это, кстати, не такие уж и большие деньги. Мало того, мы уже опротестовали их сумму и уверены, что она будет пересмотрена из-за неточностей разнесения расходов, а также внесения в смету расходов, явно не относящихся к процессу.

Благодаря этому разбирательству мы смогли остановить отчуждение активов на гораздо большие суммы. Вторая часть искового требования не удовлетворена, значит, истец должен взять на себя большую часть издержек по неудовлетворенным требованиям. Ответчики использовали этот факт, чтобы интерпретировать происходящее в свою пользу. Хотя вторая сторона тоже понесла затраты и оплачивает судебные издержки.

— Суд завершился?

— В части второго требования — да. Никого не обязали выкупить чью-либо долю бизнеса. Сложно сказать, проигрыш это или выигрыш. Мы смогли реализовать свои основные задачи, и это самое главное.

— Запрет на реструктуризацию и резолюции продолжают действовать?

— Конечно. 12 декабря этого года мы повторно получили решение по обеспечительным мерам от кипрского суда города Никосии. Они защищают компанию от незаконных действий объединившихся миноритариев. Им запрещено предпринимать любые попытки по изменению организационной и управленческой структуры компании и всех дочерних компаний. Суд также остановил действие всех резолюций NHL, начиная с 2011 года, на основании которых наши оппоненты блокировали работу Nemiroff и пытались сместить с должностей законных руководителей компаний группы в Украине и России, в том числе и ту, которая использовалась в Хозяйственном суде Киева и судах России.

— Каковы варианты развития событий в дальнейшем?

— Такие решения позволяют быть уверенным в отмене незаконных резолюций о смене менеджмента, поскольку служат основанием для пересмотра решений украинских судов. Как пример, решение Высшего хозяйственного суда от 10 июля 2013 года о необходимости регистрации смены генерального директора ДП "УВК Nemiroff". Решение Лондонского суда дает шанс найти выход из конфликта, для этого необходимо просто перестать атаковать. Я защищаюсь. По понятным причинам я не буду раскрывать свою дальнейшую стратегию. В одном я уверен точно: чужого нам не нужно, а свое не отдадим.

Редакция предоставляет право высказать свое мнение второй стороне конфликта

Коммерсантъ Украина


Создано: antiraiderukr Открыть

Nemiroff: Суд обязал сменить генерального директора

.Алла Глусь. Фото: vinnitsa.info
19 марта Киевский Аппеляционный суд признал законным решение компании Nemiroff Holdings Limited о смене директоров своих дочерних предприятий и прекращении полномочий Аллы Глусь.

Суд также обязал экс-директора "УВК "Nemiroff" Аллу Глусь передать печать и все документы предприятия новому генеральному директору – Юрию Сорочинскому,  назначенному на эту должность 20 октября 2011 года. В свою очередь, государственный регистратор в Немировском районе Винницкой области  должен внести соответствующие  изменения в единый госреестр Украины.

Ранее в отношении государственного регистратора Немировской райадминистрации в Винницкой области Лахника А.А. были открыты сразу два уголовных дела, основаниями для которых послужили факты систематического неисполнения регистратором своих должностных обязанностей. В частности, Лахник отказался внести в реестр информацию об отзыве об отзыве Аллы Глусь с должности генерального директора дочернего предприятия "УВК "Nemiroff". До назначения регистратором в 2012 году он работал начальником юридического отдела у Аллы и Александра Глусей.

Осуществленные в конце 2012 года проверки Государственной регистрационной службой деятельности Лахника подтвердили факты ненадлежащего исполнения им своих обязанностей и главе районной администрации Немировского района Михайленко П.Н. были даны указания об устранении всех выявленных нарушений. Однако никакой реакции со стороны Михайленко так и не последовало, а распоряжение о привлечении Лахника к ответственности было проигнорировано.

Теперь правомерность действий Лахника оценивают правоохранительные органы. В частности, Немировский районный суд Винницкой области отказал Алле Глусь в ее иске о восстановлении на работе, заявленном против компании Nemiroff Holdings Limited – 100% собственника дочернего предприятия "УВК "Nemiroff". До этого, в 2011 году, было признано законным решение о досрочном прекращении полномочий председателя наблюдательного совета Александра Глуся.

Газета.ЮА


Создано: antiraiderukr Открыть

Немировские разборки продолжаются

Официальное заявление компании Nemiroff с точки зрения Александра Глуся

4 декабря в Москве на пресс-конференции в РБК Я. Грибовым, миноритарным акционером компании Nemiroff (20% акций) в очередной раз были озвучен ряд недостоверных и не соответствующих действительности утверждений, вводящих в заблуждение СМИ с целью манипуляции общественным мнением вокруг корпоративного конфликта в компании Nemiroff.

В частности, прозвучали обвинения в адрес владельца блокирующего пакета акций (25,04%), якобы «стремящегося получить больше прав, чем положено по закону и соглашению акционеров». Однако, причиной конфликта как раз и послужило нарушение соглашения акционеров и законодательства ряда стран юрисдикции компании Nemiroff со стороны ее объединившихся миноритатных акционеров Я.Грибова и братьев В. и А. Кипишей (17,48% у каждого). Осуществленные ими попытки рейдерского захвата основного предприятия в Украине, захват и блокировка работы представительства компании в России, блокировка производства продукции ТМ Nemiroff в Республике Беларусь получили надлежащую правовую оценку как в европейских судах, так и в Украине и России. На сегодняшний день существует достаточное количество судебных решений в пользу владельца блокирующего пакета акций А. Глусь, в которых дана надлежащая правовая оценка нелегитимным действиям объединившихся миноритариев. И озвученное выше обвинение в адрес А. Глусь – не что иное, как очередная безуспешная попытка части акционеров отделаться от ярлыка рейдеров в преддверии финального рассмотрения дела компании Nemiroff Лондонским международным арбитражным судом.

Не может не удивлять и заявление Я. Грибова о якобы «подтверждении своих прав на работу в России», поскольку до сих пор идут судебные разбирательства по предприятию «Немирофф водка рус», связанные с незаконностью его регистрации. Это означает, что легитимность сделок его с третьими лицами может быть поставлена под вопрос. И именно через это предприятие сейчас осуществляется хозяйственная деятельность в России (получаются лицензии, заключаются сублецензионные договора и договора с дистрибуторами и т.п.).

Отдельного упоминания заслуживает и декларирование Я.Грибовым «возвращения контроля над «Алко Инвест Украина». На самом деле речь идет о решении Высшего административного суда Украины (ВАСУ) от 29 августа 2012 г. В реальности это не что иное, как промежуточное и техническое судебное решение, необходимое для дальнейшего рассмотрения дела по сути в соответствии с законодательством Украины. Кроме того, действуют решения Окружного Суда г. Никосия, Кипр, запрещающие смену руководства ряда компаний холдинга, в том числе компании ДП «Алко Инвест Украина».

Это далеко не полный список заведомо недостоверных и манипулятивных публичных заявлений Я.Грибова, прозвучавших на вчерашнем пресс-событии и неоднократно озвучиваемых объединившимися миноритариями в общении со СМИ. Их цель проста и понятна – обелить себя от рейдерских действий, предпринятых в отношении собственной компании. И особенно актуальным это становится в преддверии рассмотрения вопроса корпоративного конфликта Лондонским международным арбитражем. Именно поэтому они вынуждены разблокировать работу компании на рынках России и Беларуси, ранее ими же и заблокированной в течение длительного времени. В то время как украинскому предприятию, сумевшему восстановить свою деятельность после рейдерского захвата летом 2011г., удалось добиться роста продаж не только на украинском рынке (17,24% по итогам 2011г., данные RTRI), но и на внешних рынках (+ 4%) и в секторе Дьюти Фри (+ 32%).

Недавнее разблокирование работы на рынках России и Беларуси – несомненно, позитивный шаг в отношении компании Nemiroff, если бы он не сопровождался таким шлейфом публичных инсинуаций в адрес основателя компании и владельца блокирующего пакета. И не ставил под угрозу саму репутацию бренда Nemiroff через размещение производства на предприятиях, где не были внедрены технологии оригинальных авторских рецептур и системы контроля качества, необходимые для соблюдения всех стандартов качества и органолептики оригинальных напитков Nemiroff.

В частности, ни один технолог компании Nemiroff не имел и не имеет отношения к налаживанию производственных процессов на Башспирте. Равно как ни один специалист компании, обладающий информацией о стандартах качества и технологиях производства оригинальных продуктов под брендом Nemiroff, не был привлечен к налаживанию производства в Уфе. Таким образом, выпускаемый там продукт не сможет соответствовать ни качеством, ни органолептикой стандартам Nemiroff. И это самый большой риск, который существует в отношении нашего бренда, известного и любимого российскими потребителем именно за свой уникальный вкус и качество», - говорит Александр Глусь, председатель Совета директоров компании Nemiroff

Агентство конфликтного PR — /PR i Z/


Создано: antiraiderukr Открыть

Пиарите Nemiroff?

.Конфликт вокруг завода Nemiroff длится уже не один год. Новости об очередных успехах Глуся или Грибова с Кипишем у кого-то вызывают улыбку, у кого-то желание заработать, но в основном их уже просто не замечает. Не замечают потому, что большинство информационных поводов – простая буря в стакане (в данном случае в граненом).

Этот конфликт не смог пройти мимо коллектива Агентства конфликтного PR - /PR i Z/. До полного информационного сопровождения дело, конечно, не дошло. Как говорится – «У генералов тоже есть дети». И этими «детьми» явились те агентства, которые сопровождали Nemiroff на протяжении нескольких лет в состоянии «мира». В состоянии «войны» их действия выглядели по большому счету больше смешно, чем эффективно.

Тем не менее, многим СМИ и PR-агентства все же «перепадало с барского стола». Такие ситуации складывались по причине того, что у исполнителей от Nemiroff то ли не хватало знаний, то ли умений, то ли просто контактов в среде, в которой они пытались работать.

Представители Агентства конфликтного PR - /PR i Z/ где-то помогали разместить джинсу, где-то снять какие-то новости... Даже разрабатывался глобальный PR-проект, однако зная «специфичность» заказчиков, особых усилий для его воплощения в жизнь никто не прилагал. Со временем практически все уважаемые СМИ начали просто отказывать в размещении заказных материалов по Nemiroff.

Однако с наступлением осени, как говаривал один комик, «видимо что-то случилось»… На управляющего партнера Агентства конфликтного PR - /PR i Z/ Захара Чистякова вышла некая Виктория Хмель, представившись от агентства Tutto Bene (e-mail: khmel@tb-agency.com.ua ), с предложением разместить на сайте Агентства в рубрике «Конфликтные новости» статью по конфликту вокруг Nemiroff. Естественно ей было отказано, поскольку сайт Агентства является корпоративным а не новостийным, и новости на нем размещаются исключительно со ссылкой на другие источники.

Через неделю Виктория снова обратилась в /PR i Z/ с просьбой о посредничестве в размещении проплаченной статьи на сайте Украинского антирейдерского движения, с которым у нашего Агентства отлажено многолетнее плодотворное сотрудничество. Ей были предложены цены на размещение статьи как первоисточником, так и в качестве копипаста - $500 и $200-$300 соответственно (в зависимости от содержания). Через несколько дней на электронную почту пришло сообщение о том, что «заказчик согласовал 1600 грн» и прикреплена статья под названием «Немировского госрегистратора оклеветали из-за корпоративного конфликта в Nemiroff?». Естественно, представители сайта Украинского антирейдерского движения отказались размещать этот материал как первоисточник за такую сумму, и мы предложили Виктории дать ссылку на другой первоисточник, тем более что они уже были размещены на ряде сайтов: УРА-Информ, Gazeta.ua, for.Um и т.д. (мы ни в коем случае не утверждаем, что на этих сайтах они размещены за деньги. Просто, видать, сразу ряду журналистов пришли одни и те же слова в голову, и они их написали в виде статей по ситуации).

Виктория согласилась с таким вариантом и попросила сделать это размещение «сегодня», то есть 19 сентября. И статья появилось на сайте Антирейдерского движения примерно в 15:00.

А потом Виктория пропала… Мы не получил ответа на письмо от 20 сентября с вопросом в формате «где деньги, Зин?», и нам пришлось связаться с Викторией в телефонном режиме в пятницу, 21 сентября. По телефону нам сообщили, что «о предоплате мы не договаривались и деньги будут только сегодня или в понедельник». Потом прошел понедельник, вторник среда…

Представители Агентства конфликтного PR - /PR i Z/ решили не опускаться до уровня разбирательств из-за двухсот долларов с агентством Tutto Bene. Тем более что мы в состоянии наскрести эту сумму для расчетов с исполнителем – Украинским антирейдерским движением. Поскольку мы отвечали перед ними за своевременные расчеты в полном объеме.

Однако решили предупредить коллег по цеху: обращаются от Nemiroff или Tutto Bene – берите деньги вперед, а то мало ли…)

коллектив Агентства конфликтного PR - /PR i Z/, PR-портал Украины


Создано: antiraiderukr Открыть

Мажоритарії Nemiroff повернули контроль над "Алко Інвест"

Мажоритарії Nemiroff (Яків Грибов - 40% і Анатолій Кіпіш - 34,96% акцій) повернули контроль над дочірнім підприємством ДП "Алко Інвест Україна".

Вищий адміністративний суд України підтвердив законність внесення до ЄДРЮО (Єдиний державний реєстр юридичних осіб) відомостей про Наталію Ширшову, що представляє інтереси мажоритаріїв Nemiroff, як директора ДП "Алко Інвест Україна" і ухвалив, що такі відомості мають бути відновлені.

Нагадаємо, що раніше дочірнє підприємство "Алко Інвест Україна", що входить в Nemiroff Holdings Limited, за підтримки міноритаріїв ініціювало позов проти державного реєстратора Немирівської районної державної адміністрації. Суть позову - визнати незаконними дії реєстратора щодо внесення до ЄДРЮО відомостей про Наталію Ширшову як директора ДП "Алко Інвест Україна" і про зобов'язання державного реєстратора скасувати відповідний запис.

Вищий адміністративний суд України скасував постанову Вінницького окружного адміністративного суду й ухвалив нове рішення, яким у позові ДП "Алко Інвест Україна" відмовив повністю, а також допустив повернення виконання рішення на підставі статті 265 Кодексу адміністративного судочинства України.

Це чергове рішення судів різних міжнародних інстанцій, що підтверджує неправомірність дій міноритарних акціонерів компанії Nemiroff, пов'язаних із сім'єю Глусів, спрямованих на блокування прийняття корпоративних рішень мажоритаріїв.

Нагадаємо, що 28 серпня 2012 року окружний суд Нікосії (Кіпр) скасував раніше винесену заборону на підставі позову міноритарних акціонерів компанії Nemiroff, що не дозволяла кіпрським холдинговим компаніям групи приймати рішення й здійснювати дії, спрямовані на зміну керівництва українських дочірніх підприємств групи.

Відстоюючи свої права в судах різних міжнародних інстанцій, Nemiroff продовжує будувати платформу для запуску виробництва в РФ. На початку 2012 року в структурі Групи була створено ТОВ "Немирофф Водка Рус". Сьогодні Nemiroff перебуває на фінальному етапі переговорів із провідними російськими площадками для початку розливу своєї продукції.

Джерела: Українські новини


Создано: antiraiderukr Открыть

ГЛУСЬная сага Ч.4

«Связь с «массами» через профсоюзы мы признаем недостаточной. Практика создала у нас, в ходе революции, и мы стараемся всецело поддержать, развить, расширить такое учреждение, как рабочие и крестьянские конференции, чтобы следить за настроением масс, сближаться с ними, отвечать на их запросы, выдвигать из них лучших работников»,– писал Владимир Ильич Ленин в своем бессмертном труде «Детская боязнь «левизны» в коммунизме». Как оказалось, крылатое выражение Ильича, считавшего большинство «цеховых» профсоюзов реакционными, себялюбивыми и мещанскими, пришлось по духу сегодняшним украинским акулам капитализма. То ли от боязни быть свергнутыми, а то ли от изысканности вкусов, современные буржуа повсеместно стали отказываться от трудовых органов контроля, заменяя их, в лучшем случае, новомодными кодексами корпоративной этики, а в худшем – просто упраздняя. Правда, среди сегодняшних «владельцев заводов и пароходов» существуют оригиналы и затейники. Например, семейство Степана Карловича и Аллы Сигизмундовны Глусь, которые, как люди набожные, но все же, взращенные цековской номенклатурой, решили заменить профсоюз советом трудового коллектива.

Само понятие «совет трудового коллектива», как и чета Глусей, пришло к нам из далеких и счастливых советских пятилеток. В КЗоТах разного периода СССР, роль этого органа то поднималась, то опускалась, однако, всегда считалась очень важной и почетной, так как профсоюз по Ленину – вещь хоть и хорошая, но все-таки опасная. Последний раз советы трудового коллектива были отмечены на государственном уровне в 1983-м году. Тогда по этому поводу был принят даже целый закон «О трудовых коллективах и повышении их роли в управлении предприятиями». Правда, норма о том, что каждое предприятие должно иметь свой трудовой совет, просуществовала недолго. Уже в 1991-м году она была изъята из КЗоТа, с пометкой, что если на предприятии нет профсоюза, он может быть заменен «советом», однако, его существование, функционал и численность впредь регулируется не законом, а уставом предприятия. То есть, если в уставе не прописано, что заводу нужен трудовой совет – то его существование, в принципе, и не обязательно. Да и в период преобразования предприятий в акционерные общества, в большинстве которых рабочие не являются держателями акций, роль данного органа становилась, не то что минимальной, а, вообще, никакой.   
 
 Но как люди прагматичные и консервативные, господа Глуси решили данный орган оставить. Что подвигло их на этот шаг можно только предполагать. Возможно, их, как и Ленина, пугали профсоюзы, ведь, если посмотреть, что вытворяют их члены в разных странах мира, можно очень расстроиться. Один Лех Валенса чего стоит? А китайцы, которые взяли и избили палками директора-жадину? А индусы, решившие на профсобрании сжечь дом владельца компании из-за нечеловеческих условий труда? А французы с немцами, которые, то трактора с навозом под офисы компаний привозят, а то регулярные рейсы отменяют? Словом, жуть! Возможно также, что Глусь-отец и Глусь-мать, как опытнейшие управленцы, решили не отнимать у трудового народа сладкую конфетку «демократии на производстве» и, дабы сохранить благоденствие в коллективе, дали особо отличившимся труженикам право время от времени высказывать свою точку зрения. А быть может, оставили совет трудового коллектива из-за уважения к прошлому? Ну, нравился красному директору Степану Глусю этот орган как таковой! А жена его, Алла Сигизмундовна, прикипела всей широкой душей к трудовому совету, как к воспоминанию о своей славной райкомовской молодости.
 
 Кстати, последняя версия того, что подвигло Глусей учредить совет, многим из ныне действующих и уже уволенных сотрудников Nemiroff может показаться весьма правдоподобной. Ведь по примеру добрых коммунистических традиций совет трудового коллектива продолжает бороться за чистоту нравов в коллективе. Избираясь на три года из числа передовиков производства, члены совета рассматривают на своих заседаниях вопросы полового разложения сотрудников (даешь целомудрие в цехах!), алкоголизма на рабочем месте (даешь трезвый взгляд на разлив водки!), прогулов, (даешь ненормированный рабочий день!), поощрений и премирований (да здравствуют ударники капиталистического соревнования!), ну и естественно, уважения к указам и заветам руководства (семья Глусей – ум, честь и совесть нашей эпохи!). У руля совета стоят также проверенные и политически грамотные товарищи. Например, Надежда Владимировна Вакарова – депутат Немировского районного совета от БЮТ и по совместительству специалист по решению конфликтных ситуаций ДП УГК «Nemiroff». Знающие люди ценят вклад этой активистки в дело очищения рядов предприятия от несознательных элементов, а злые сплетники, видимо завидуя ее успехам, утверждают, что в совет г-у Вакарову избрали из-за давней истории отношений с Аллой Сигизмундовной Глусь, с которой она якобы в советские времена трудилась в одном райкоме КПСС. Вменяют Надежде Владимировне недруги в вину и партийную принадлежность, отмечая, что партия Тимошенко чужда идеологии Партии Регионов, в которую от Юлии Владимировны переметнулся парламентарий Степан Карлович Глусь. Однако, за наветами их стоит исключительное непонимание сути происходящего, ведь только такие мудрые люди как Глуси, могут четко разграничивать политическую недальновидность своих подчиненных с мощным позитивом от внедрения последних в различные партийные ячейки.
 
 Правда, политической неграмотностью критиканы совета трудового коллектива не ограничиваются. Не нравится в его работе им практически все. Так, крайне раздражает лишенных профсоюза заводчан факт избрания в члены совета. Если ранее, утверждают они, рабочие сами выдвигали в его состав тружеников, то сегодня эту норму свели до обычного одобрения представленного руководством Nemiroff списка. Огорчает многих и формат рассмотрения личных дел советом, по которому провинившегося вызывают на заседание, дают возможность объяснить, почему он совершил тот или иной проступок, выдворяют из зала и приглашают лишь на оглашение вердикта. Чаще всего в шкуру провинившегося попадают прогульщики. Чтобы стать прогульщиком следует не согласиться с позицией начальства. Например, отказаться подписать коллективное письмо о поддержке Аллы Сигизмундовны Глусь на посту директора предприятия или дать интервью о положении дел на водочном заводе. После этого проходная карточка «несогласного» блокируется, он несколько дней не попадает на предприятие, а потом вызывается на совет. На совете выясняется, что кроме прогулов, несчастный был давно злостным нарушителем трудовой дисциплины, что подтверждено актами, подписанными задним числом. Чтобы остаться на работе, нужно молить руководство о пощаде и каяться в содеянном, клятвенно обещая быть верным рабом предприятия. В случае, попытки оправдаться и заявлений, что все обвинения надуманны – вердикт совета будет, скорее всего, одним – увольнение. Кстати, с точки зрения трудового законодательства, рассмотрение личных дел и попытки дать провинившемуся шанс на искупление, являются очень удобной ширмой при увольнении администрацией неугодных сотрудников. Пойди потом в суде докажи, что тебя уволили без причины и разбирательств! Негодование трудящихся вызывают и вопросы материальной помощи попавшим в беду сотрудникам. Так, если у кого-то из простых водочников умер или тяжело заболел близкий, администрация предприятия выделяет в качестве поддержки 150 грн. Из этой суммы взимается процент и на руки человек получает 124 грн. Параллельно, сами рядовые сотрудники собирают деньги (по 10-50 грн.) и передают страдающему коллеге. Однако, по истечению некоторого времени, и не без ведома совета трудового коллектива, в местной прессе появляется информация, что завод помог такой-то семье. «Завод помог? Это люди сами помогли! Нам дарят подарки, коробку конфет к 8-му марта, и ее стоимость высчитывают из зарплаты – кому это надо? Совету трудового коллектива или Глусям? Людей давно уже поделили на быдло и белую кость – одним золотые слитки в качестве премий, другим – понижение зарплат и сверхурочные неоплачиваемые смены, одним – дополнительные отпуска – другим увольнение за прогулы!», – возмущаются недовольные работой совета люди.
 
 А пока недовольные возмущаются, ездит по Немирову черный Лексус с семейством Глусей в салоне. Приятно жужжа колесами по разбитым мостовым Немирова, этот японский внедорожник радует взоры стариков, наполнят трепетом сердца граждан средних лет и вызывает мечтательное настроение у молодежи. А удалившись от взоров горожан за косогором, заставляет всех кто мгновение назад повстречал его на своем пути, вслух или мысленно промолвить одну единственную фразу: «Черт возьми, а у кого-то же все хорошо!».   
 
 Продолжение следует…

Тарасова Правда


Создано: antiraiderukr Открыть

Глусь проиграл первую судебную инстанцию в Москве

Новости «с поля боя»  от водочной компании «Nemiroff» продолжают раздражать общественность. Восстановленный на должности директора Григорий Савинов решением Кипрского суда, принятого в октябре прошлого года, вновь оказался временно нелегитимным. Сведения о его  восстановлении в должности директора были внесены в российский Единый государственный реестр юридических лиц (ЕГРЮЛ) 14 февраля этого года. А вечером 16 февраля занял свое рабочее место в московском  ООО «Торговом доме «Немирофф».

Но 1 марта 2012 года стало известно, что Московский Арбитражный суд отказал в удовлетворении иска УВК «Nemiroff» о признании недействительным протокола собрания участников ООО «Торгового дома «Nemiroff» от 29 июня 2011 г., на основании которого Григорий Савинов был смещен с должности директора. Этот августовский протокол  уже признавался недействительным Решением Кипрского суда (юрисдикция по месту регистрации  «Nemiroff Holdings Ltd», владеющей 60 % ТД «Nemiroff» в России) от 24 октября 2011 года.



Александр Глусь и Григорий Савинов прокомментировали данное решение московоского суда как всего лишь ступенькой к справедливости. Сторона миноритарного акционера Александра Глуся собирается обжаловать данное решение в апелляционную инстанцию, ссылаясь на существующее решение Кипрского суда по этому вопросу. Сторона мажоритарщиков, Яков Грибов, комментируя данное решение московского суда назвал его логичным в смысле, что их больше, и одна составляющая часть холдинга, Украинская водочная компания (УВК) «Nemiroff» не может опротестовывать и не принимать решения других:  «Nemiroff Vodka Limited», «Nemiroff Holding Limited», ООО «Торговый Дом «Немирофф».

 
 Хотя на самом деле идет «война» не между компаниями, а между акционерами, среди которых Александр Глусь, владеющий 25,04% акций, противостоит тандему Кипиша и Грибова, которые в совокупности владеют остальной частью «Nemiroff Holdings Ltd» (Кипр). Все остальные компании образовывались в виде дочерних от кипрского холдинга.



Напомним, что в начале этого года по заявлению Кипиша, УВК «Nemiroff» (Немиров) осталась без бренда «Nemiroff», поскольку закончился лицензионный договор, а бренд был зарегистрирован на компании Кипиша, и акционер не собирался продлевать действие лицензионного договора для активов в Украине. Однако Глусь заявил, что по умолчанию лицензионный договор был продлен на год.

 

В Украине в 2011 году было произведено 33,2 млн дал водки и других крепких спиртных напитков, что на 21,5 % меньше, чем за АППГ. В 2010 году в Украине было произведено 42,3 млн дал водки и других крепких напитков, этот показатель остался практически на уровне 2009 года, когда было произведено  42,2 млн дал. Корпоративный конфликт в холдинге «Nemiroff» начал набирать обороты с декабря 2010 года, т.е. можно констатировать, что на статистический показатель производства водки в целом по Украине за 2011 год, оказал прямое влияние простой водочного завода в Немирове из корпоративного конфликта.

 

.

«Nemiroff» - водочная компания, основанная в Украине в 1992 году Степаном Глусем. Входит в состав международного «Nemiroff Холдинг», поставляющего спиртные напитки в 72 страны мира. В структуру холдинга входят Управляющая компания «Nemiroff», ДП «Украинская водочная компания Nemiroff», ДП «Алко Инвест», Торговое представительство «Nemiroff» в России и торговое представительство «Nemiroff» в Польше, а также «Nemiroff International» со штаб-квартирой в Будапеште (Венгрия). Производственные мощности компании расположены в городе Немиров (Винницкая область. Ассортиментный портфель продуктов под международным брендом «Nemiroff» насчитывает 26 позиций. Основные торговые марки - Nemiroff «Original», «Украинская медовая с перцем», «Украинская березовая особая», Nemiroff LEX и Nemiroff LEX Ultra.

Корпоративные новости


Создано: antiraiderukr Открыть

Российский суд не поддержал ходатайство украинской Nemiroff

Московский Арбитражный суд 1 марта отказал в иске украинской компании Nemiroff к российскому «Торговому дому «Немирофф», сообщил представитель группы акционеров, контролирующих большую часть украинского водочного холдинга. Само судебное постановление на сайте Арбитражного суда еще не опубликовано. Представитель со стороны истца подтвердил, что знает об этом решении.

Истец требовал признать недействительным решение собрания директоров торгового дома от 29 июня 2011 г., благодаря которому был смещен с должности генеральный директор российского торгового дома Григорий Савинов, по сути представляющий интересы акционера Александра Глуся (принадлежит 25,04% Nemiroff).

Конфликт между акционерами компании Nemiroff — Александром Глусем, которому принадлежит 25,04% акций и остальными акционерами (Яковом Грибовым, Беллой Филькенштейн (по 20%), и братьями Кипиш (17,48% акций) разгорелся после того, как стороны не сумели договориться о продаже украинской компании «Русскому стандарту», принадлежащему Рустаму Тарико. Летом 2011 г. Савинов был смещен с должности генерального директора российского «Торгового дома «Немирофф» и российские продажи по сути стали контролировать акционеры, которым принадлежит74,96% холдинга, а Глусь — украинское производство. С августа поставки водки Nemiroff в Россию практически прекратились. Одновременно Грибов, Кипиш и другие акционеры занялись поиском площадки для розлива водки Nemiroff в России. В феврале 2012 г. стало известно, что предварительные договоренности были достигнуты с «Татспиртпромом». Затем в конце февраля Глусь и Савинов заняли офис»Торгового дома «Немирофф» в Москве, объявили о «его разблокировании» и начале поставок одноименной водки в Россию.

Как пояснил представитель стороны Глуся и Савинова, данный отказ в иске — это лишь первая инстанция и решение не вступает в силу. Он апеллирует к октябрьскому постановлению суда Никосии, подтверждающему нелегитимность резолюции о смещении Савинова с должности гендиректора «Торгового дома «Немирофф». По словам источника «Ведомостей», это решение будет предоставлено в суд вместе с апелляцией. В распространенном заявлении оппонентов, цитируются слова Грибова, о том, что текущее решение суда логично, поскольку истец — это одна из компаний холдинга и не может влиять на всю его работу.

Елизавета Никитина
Vedomosti.ru


Создано: antiraiderukr Открыть

р Арбитражный суд Москвы подтвердил законность решения собрания участников ООО

Документы
Фото и видео
О проекте
Арбитражный суд Москвы подтвердил законность решения собрания участников ООО "ТД "Немирофф" о смене генерального директора компании

«Решение суда логично, – лишь совместно принимаемые решения Группы компаний Nemiroff Vodka Limited,Nemiroff Holding Limited, а также ТД «Немирофф» имеют легитимность. Действия УВК, являющейся по сути лишь одной из компаний Группы, не могут влиять на работу Группы в целом, – отметил Яков Грибов, Председатель Совета Директоров Nemiroff Vodka Limited.
13:46
02 Мар
Все действия Холдинга Nemiroff - строго в рамках закона и на благо качества продукции.
13:06
03 Фев
Производство водки Nemiroff в Украине запрещено
11:58
30 Янв
Захват
10:37
25 Янв
Выписка из базы Международной организации интеллектуальной собственности.
18:38
24 Янв
23.01.2012 прекратил действие договор с ДП«Nemiroff» на использование торговой марки.
13:52
24 Янв
Фоторепортаж "Как мажоритарные акционеры не смогли попасть в офис".
18:04
20 Янв
Конфликт акционеров.
16:33
20 Янв
Очередная попытка Глуся сорвать собрание акционеров компании Nemiroff
12:54
20 Янв
Продажа <<Русскому стандарту>>.
11:58
19 Янв
Становление Nemiroff. 2004-2009г.г.
11:37
18 Янв
Выдержки из уведомления компании Nemiroff директору ДП "УВК "Nemiroff " Алле Глусь.
11:31
28 Дек
Библиографические данные свидетельства на знак товаров и услуг.
11:30
28 Дек
История компании Nemiroff.
08:46
27 Дек
На сторону винницких журналистов стал областной Апеляционный суд.
11:12
23 Дек
Большой переезд Nemiroff
11:00
23 Дек
.
«Решение суда логично, – лишь совместно принимаемые решения Группы компаний Nemiroff Vodka Limited,Nemiroff Holding Limited, а также ТД «Немирофф» имеют легитимность. Действия УВК, являющейся по сути лишь одной из компаний Группы, не могут влиять на работу Группы в целом, – отметил Яков Грибов, Председатель Совета Директоров Nemiroff Vodka Limited.
 
Арбитражный суд Москвы отклонил иск Украинской Водочной Компании (УВК) Nemiroff, тем самым подтвердив законность решения собрания участников ООО «Торговый дом «Немирофф» о смене генерального директора компании.
Напомним, что в июне 2011 года в результате внеочередного общего собрания участников «Торгового дома «Немирофф» были прекращены полномочия генерального директора Григория Савинова и на эту должность был назначен Владимир Железов.
Украинская водочная компания в лице Генерального директора Аллы Глусь обжаловала решение, но в ходе судебных заседаний в Москве Арбитражный суд отклонил иск, подтвердил легитимность назначения Железова и законность действий ООО «Торговый дом «Немирофф».
 «Решение суда логично, –  лишь совместно принимаемые решения Группы компаний Nemiroff Vodka Limited,Nemiroff Holding Limited, а также Торгового Дома «Немирофф» имеют легитимность. Действия УВК, являющейся по сути лишь одной из компаний Группы, не могут влиять на работу Группы в целом, – отметил Яков Грибов, Председатель Совета Директоров Nemiroff Vodka Limited.
Справка:
Nemiroff Холдинг – один из крупнейших мировых производителей алкоголя, продукция которого поставляется в 72 стран мира. Ассортиментный портфель продуктов под международным брендом Nemіroff насчитывает 26 позиций. Основные торговые марки – «Украинская медовая с перцем», Nemiroff  «Оригинальный», «Украинская березовая особая», Nemiroff Premium и Nemiroff LEX.
Nemiroff Холдинг является лидером мировых отраслевых рейтингов, обладателем многочисленных наград и победителем различных конкурсов самого высокого уровня. В числе достижений компании:
- «Компания года 2009» в номинации «Ответственный производитель», по версии Издательского дома Родионова;
- Nemiroff™ – международный бренд-лидер рейтинга Drinks International (на протяжении 5-лет стабильно входит в тройку мировых лидеров водочного рынка наряду с американским Smirnoff™ и шведским Absolut™);
- Входит в тройку самых быстрорастущих международных алкогольных брендов рейтинга World Millionaires Club (Великобритания);
- Признан LoveBrands в категории «водка» рейтинга «Любимые бренды россиян – 2009» (данные исследовательской компании Online Market Intelligence);
- Второй год подряд признается «Маркой водки №1 в России»;
- Многократный призер дегустационных конкурсов крупнейшей в восточной Европе выставки продуктов питания «ПродЭкспо»;
- Обладатель диплома Центра Национальной алкогольной политики «Лидер Российского алкогольного рынка по итогам 2008 и 2009 гг. в номинации «Импорт водки и ЛВИ»;
- Обладатель главной награды самого престижного водочного конкурса Европы United Vodka 2009 г. (Брюссель, Бельгия) – золотая медаль «За качество» Nemiroff Lex ULTRA;
- Обладатель «Золотого Лавра Потребителя» (Польша) в категории «вкусовые водки» и в категории «белые водки».

Битва за Nemiroff


Создано: antiraiderukr Открыть

ГЛУСЬная сага (Nemiroff глазами рабочего Ч.2)

/Досточтимая чета Глусей не только набожная, но и очень спортивная! Отец – Степан Карлович Глусь – в юношестве разгружал вагоны с цементом и накачал мускулы, сын – Александр Степанович Глусь – всем рассказывает, что с детства занимается боксом, а мама – Алла Сигизмундовна Глусь – не только любит позировать на фото вместе с известными физкультурниками, а еще и печется о здоровье нации, курируя проект «Спортивную Украину построим вместе». И что вы думаете, не строят? Еще как строят, а чтобы строительство шло эффективней, семейство запретило рядовым сотрудникам компании Nemiroff болеть.
 
 Как уже описывалось ниже, работать в компании Nemiroff очень весело и задорно. То семья Глусей придумает карточки блокировать всем сотрудникам, то в свою пользу петиции призывает подписывать, а то и, вовсе, китайских штрейкбрехеров вместо наших работяг, привести хочет. Кто-то подумает, вот буки – и будет совершенно не прав. Просто не хотят господа Глуси, чтобы люд трудовой расслаблялся и работу филонил. Ведь если не дать кнута, то какой славянин работать будет?
 
 Правда, кроме кнута есть еще и пряник. А какой пряник может быть слаще, нежели забота начальства о здоровье подчиненных? Ведь даже тост самый главный украинский об этом гласит: «За здоров’я! Бо, як нема здоров’я – нема нічого!». Как семья опытных управленцев, Глуси это понимают, а как опытные политики, Степан Карлович Глусь, если кто забыл, депутат-тушка от БЮТ, активно воплощают в жизнь. Чтобы сотрудники не болели, им для начала запретили курить на производстве. Правильное решение, во-первых, для здоровья полезно, а во-вторых, с точки зрения пожарной безопасности умно – водку льют же, не компот, а вдруг взлетит все на воздух? Однако, это не помогло – люди упорно продолжали болеть. Потом тружеников решили закалять. Для начала, стали отключить на зиму отопление в элитных цехах, например, в сувенирном, где водку в красивые бутылки разливают. Тоже правильное решение: профилактика ОРВИ с одной стороны и экономия средств – с другой. А, что такое экономия Алла Сигизмундовна Глусь, как опытный бухгалтер, поверьте, знает. Но тоже не помогло: глупые люди, не понимая, что «если хочешь быть здоров – закаляйся!», начали в шубы да платки пуховые кутаться, ноги целлофаном обматывать и в коробки картонные от водки прятать. Ну, и, естественно, вследствие этих не совместимых с процессом закаливания действий – снова начинали подло болеть. Подумав хорошенько, решило семейство Глусей еще и летом закаливание устроить и отключило в цехах вентиляцию. А что? Если человек на рабочем месте хорошенько пропотеет, то с потом вся лишняя хворь и выйдет. Плюс, для похудения потеть полезно, а стройный человек – всегда здоровее тучного – известный факт. Но и эта оздоровительная мера не возымела терапевтического эффекта и тогда болезни, как явление, Глуси решили искоренять радикально, и как говорится, «каленым железом», вплоть до увольнения.
 
 Чтобы достичь нужного эффекта Степан Карлович Глусь, взял подарки, поехал в Винницу и «пробил» в областной администрации государственную поддержку по борьбе с хворью. Поддержка выглядела по-советски просто: какой-то областной чиновник набрал главного врача Немировской Центральной районной больницы Александра Петровича Конотопа и настойчиво сообщил, что для общего дела и по личной просьбе Степана Карловича, больничные сотрудникам Nemiroff оформлять нужно с большой осторожностью, а лучше, вообще, не оформлять. Кстати, историю о том, что Степан Глусь лично лоббировал минимизацию больничных на производстве, знает почти весь персонал ликероводочного завода, а в Немировском отделе здравоохранения намекают, что по этому поводу существует даже некое разъяснение Винницкого облздрава, но бумагу хранят за семью печатями или уже давно сожгли.
 
 Так вот, услыхав просьбу чиновников, г-н Конотоп, то ли желая услужить, то ли поддавшись субординации, а то, небеспочвенно надеясь, что с семьей Глусей дружить нужно (о дружбе будет рассказано ниже), воспринял ее практически буквально. Буквальность заключалась в том, что больничные начали выдавать в основном в случае госпитализации, если же таковая не требовалась, то, стало быть, болезнь не серьезная и работе не помеха. Напомним, что с прогулами в компании Nemiroff очень строго – пару дней прогулял – увольнение, плюс турникеты с карточками, так что, либо болей на рабочем месте, либо в больницу, либо ищи другую работу. Правда, если же человек, например, ломал на производстве ногу или руку, ему все же давали больничный и отправляли домой, но для этого пострадавший должен был обязательно составить акт о том, что получил травму за пределами завода, зачем же статистику портить?
 Изначально меры с госпитализацией резко сократили число недугов. Однако, и это не совсем утешило нашу чету. Зная, что заводчане люди пронырливые, а медицинские работники склонны к договорным отношениям с пациентами, семейство Глусей решило подстраховаться. В качестве страховки избрали надежного начальника охраны ликероводочного завода, отставного милиционера Василия Козореза. Практически каждый, лежавший в Немировской районной больнице человек, подтвердит, что время от времени г-н Козорез со свитой охранников, любил посещать медицинское учреждение по вечерам и с тетрадкой. Если он находил болеющего водочника в палате – значит все хорошо, а если нет – то значит болящий – не болящий вовсе, а симулянт и подлежит немедленному увольнению. Пострадавших от этих ночных визитов в Немирове достаточно много, правда, многие люди симулянтами не были, а попросту уходили ночевать домой – городок то маленький…
 
 Таким образом, проблема здорового коллектива на заводе была решена и под чутким руководством семьи Глусей люди зажили еще радостней и счастливей: закалялись, ходили в костел, а потом в церковь, или наоборот, сначала в церковь, а потом в костел. Но это уже совсем другая история.
 
 Продолжение следует…

durdom.in.ua


Создано: antiraiderukr Открыть

Профессиональная экспертиза в сфере защиты прав интеллектуальной собственности от Nemiroff

В рамках Делового форума «Борьба с контрафактной продукцией. Современные методы правовой защиты», который состоялся в Москве 16 февраля 2012 г. под эгидой Общероссийской общественной организации «Ассоциация юристов России», компания Nemiroff представила анализ эффективности современных методов защиты от незаконного использования зарегистрированных торговых марок.  
Распространение контрафактной продукции, нарушение прав интеллектуальной собственности владельцев торговых марок в последние годы в России и других странах постсоветского пространства приобретают массовый характер. Так, например, по оценочным данным экспертов Делового форума, удельный вес контрафактной продукции на российском водочном рынке сегодня колеблется в пределах 30-35%.
Неконтролируемое качество нелегальной продукции, которая преподносится потребителю под видом известных торговых марок, является одной из ключевых угроз для репутации производителей, чья продукция регулярно подвергается атакам «пиратов».
Как известно, наиболее уязвимыми в части копирования, подделок и контрафакта являются бренды, обладающие широкой известностью, завоевавшие лояльность и доверие потребителей. Будучи обладателем ряда известных и успешных торговых марок, компания Nemiroff разработала эффективную схему защиты своих прав интеллектуальной собственности и предупреждения появления контрафактной продукции. Илларион Томаров, главный юрисконсульт по интеллектуальным правам ДП «Украинская водочная компания "Nemiroff"», представил ее участникам Делового форума «Борьба с контрафактной продукцией. Современные методы правовой защиты».
Стабильное безупречное качество напитков, их оригинальные рецептуры и уникальные органолептические характеристики, использование инновационных методов защиты бутылки и колпака, масштабные информационные кампании, призванные повысить осведомленность потребителей о защитных свойствах оригинальных продуктов Nemiroff, по словам И.Томарова, являются действенными инструментами предупреждения несанкционированного вторжения в сферу интеллектуальной собственности компании и борьбы с контрафактом. «Подделывать продукцию Nemiroff невыгодно. Во-первых, это требует колоссальных инвестиций в технологии и оборудование, аналогичное тому, при помощи которого мы наносим защитную маркировку на свою продукцию. Во-вторых, потребитель прекрасно знает свойства оригинального продукта и без особого труда может отличить его от контрафакта. Следовательно, производитель, который постоянно заботится о защите своего продукта, инвестирует в новые технологии, тем самым обеспечивает безопасность своего бренда», – говорит Илларион Томаров.
Как показывает практика, любые попытки вывести производство продукции надежно защищенного бренда за пределы его предприятия и компетенции технологов, ответственных за стабильное качество и узнаваемые уникальные характеристики продукции, бессмысленны. Свидетельством тому стала неудачная попытка несанкционированного производства напитков Nemiroff в России без разрешения владельца торговых марок, предпринятая вопреки нормам действующего акционерного соглашения, а также украинского, российского и европейского законодательства в разгаре внутрикорпоративного конфликта частью акционеров компании.
«Отстаивая свои интеллектуальные права, производитель должен занимать бескомпромиссную позицию. Нужно не только жестко пресекать любые посягательства на бренд в юридическом порядке, но и сообщать информацию о подобных явлениях широкой общественности. Защита бренда должна быть комплексной: важно использовать не только торговые марки, но и промышленные образцы, авторские права, а также права на изобретения и полезные модели», – подытожил Илларион Томаров.
Достижения ДП «Украинская водочная компания "Nemiroff"» в области защиты прав интеллектуальной собственности получили высокую оценку со стороны участников Делового форума.  В свою очередь Сергей Столяров, генеральный директор НП «Международный альянс "Антиконтрафакт"» предложил компаниям, которые являются владельцами торговых марок, заручиться поддержкой международных организаций по борьбе с распространением контрафактной продукции и защите интеллектуальной собственности.
 
 
 

Создано: antiraiderukr Открыть

ГЛУСЬная сага (Nemiroff глазами рабочего)

.«Я вас прощаю, но Бог все видит», – любит говорить Алла Сигизмундовна Глусь своим провинившимся подчиненным. О набожности семейства Глусей давно ходят легенды. В городе Немиров даже принято считать, что г-жа Алла, после смерти будет канонизирована, а особо рьяные поборники христианства считают, что к лику Святых ее причислили уже при жизни. Правда, в благодушие хранительницы семейного очага Глусей верят далеко не все. Как оказалось, нарочито ангельская семья почему-то по дьявольски ведет себя со всеми кто ниже по статусу и не допущен к таинству ее добродетели.
 
О том, что компания Nemiroff считается одним из самых лучших работодателей в стране и даже за рубежом не слыхал, наверное, только либо ленивый, либо абсолютно не интересующийся вопросами трудоустройства человек. Со страниц отечественной печати, то и дело можно почерпнуть сведения о том с какими довольными лицами разливают отменную «Nemiroff  Украинская медовая с перцем» или другую водку сотрудники предприятия. С экранов телевизоров любителям горячительных напитков показывают новейшее оборудование и похожих на биохимиков из голливудских фильмов рабочих, которые в тепле и добре денно и нощно борются за качество алкоголя в рюмках мирового сообщества. Да и сам Александр Глусь, до сих пор уверенный в том, что завод вместе со всей компанией за все на свете от основания до финансового благополучия, должен в ноги кланяться ему и его родителям, в своих многочисленных интервью обожает козырять шикарными условиями работы на предприятии и благоденствием подчиненных.
 
Выяснить, так ли это на самом деле, как оказалось, сложнее, чем расшифровать генный код нильского крокодила. Проблема в том, что директорат ликероводочного завода, так гордящийся новаторством на поприще разлива алкоголя, наотрез отказывается демонстрировать пытливому оку журналиста истинный процесс производства и повседневный образ жизни сотрудника на предприятии. Более того, самим сотрудникам, а это в основной своей массе женщины из Немирова и окрестных сел района, под страхом увольнения и физических страданий запрещено говорить с кем-либо, за исключением близких родственников, о своих трудовых буднях. В чем же дело? Изначально можно подумать, что администрация завода печется о тайне рецептуры или прячет от конкурентов сверхсекретные станки и чаны, роботов и компьютеризированные линии по превращению живой воды в сорокаградусный хмельной нектар. А вдруг какой-нибудь гад-промышленный шпион разнюхает и донесет все эти тайны своим заморским хозяевам? Однако, в образ наймита империалистов, которому во что бы то ни стало нужно раскрыть загадку разлива водки, поверить трудно. Противоречит этому и масса материалов в СМИ, где многочисленные журналисты, искусившись рекламными бюджетами, с упоением описывают предприятие и озорной капиталистический дух семьи Глусей, свидетельствующий о незакомплексованности и трудолюбии оной. И только пообщавшись с сотрудниками, становится ясно, что показная картинка – это одно, а истинное положение дел, несомненно, – другое.
Проблем на предприятии много и касаются они как самого процесса разлива водки, так и социального статуса сотрудников. Ниже будет изложено как, например, разливают известнейшую «Nemiroff  Украинская медовая с перцем», в каких условиях готовят один из самых дорогих напитков компании «Nemiroff LEX», почему заводчане бояться болеть и, наконец, как ведет себя семейство Глусей и приближенная к нему клика по отношению к рядовым сотрудникам. Пока же остановимся на небольшом фрагменте интервью с одной из сотрудниц предприятия. Изначально, автор приносит свои извинения читателю за то, что прямая речь будет приведена анонимно. Как уже указывалось выше, сотрудникам запрещено публично высказываться о делах внутри предприятия. А так как найти другую работу в Немирове очень трудно, все без исключения, опрошенные при подготовке данного материала работники компании, согласились говорить о своем опыте сосуществования с семьей Глусей и ратных подвигах на ликероводочном заводе лишь без дальнейшего упоминания их фамилий и должностей в прессе. Для полной объективности следует заметить, что последующих частях «ГЛУСЬной саги» читатель сможет увидеть цитаты людей не побоявшихся говорить о немировской досточтимой чете открыто.  
 
«Да мне по…р, что ты считаешь! Твое дело пахать, а, нет – завтра тут вместо тебя будут в…ть китайцы!»
 
«Я работаю на заводе давно. Сразу скажу, что такие жуткие условия и скотское отношение было не всегда. И спирт давали и премии, и страшно не было. Грибов, тот, вообще, любил на проходной перед рабочим днем стоять и здороваться со всеми, кто на работу шел. А вот когда они с Кипишем начали от дел отходить, а Степан Карлович Глусь депутатом от Юльки стал, тогда стало хуже. Им что надо, чтобы люди работали, а людям? Чтобы платили. Но когда Кипиша с Грибовым начали выживать, они себя королями почувствовали. Везде родственников своих и друзей понаставили и в бухгалтерии и на производстве. Кто в ноги не кланяется того ногой под зад. Дошло до того, что если хочешь повышения или на работу лучше, то надо идти под костел и ждать Глусиху, она тогда еще католичкой была. Дождешься ее после службы, подойдешь, поклонишься или даже руку поцелуешь. Алла Сигизмундовна так и так. А она расцветет вся и, если не забудет, то просьбу выполнит, а забудет – снова иди. Все кто в костел не ходил по работе ничего не получал. Еще они садик забрали, озеро городское забрали. Там раньше все купались, рыбу ловили. А когда забрали, старый Глусь сам мог ходить и с охраной людей гонять и бить. А когда в 2008-м кризис стал, всем на заводе резко решили понизить разряд, чтоб платить меньше. Утром карточки всем заблокировали, никто пройти не может. Охрана кругом и всех заставляют писать добровольное заявление, что прошу, мол, разряд понизить. Написал, карточку включили – иди на работу. Не написал, карточку не включили, значит, не попал на работу и прогул. А потом увольняли по статье за прогул. А если кто спорить хотел так прямым текстом заявляли: «Да мне по…р, что ты считаешь! Твое дело пахать, а, нет – завтра тут вместо тебя будут в…ть китайцы!». А работы у нас же больше почти не найдешь. А еще начальник охраны Вася Козориз, который когда-то зам начальником милиции в Ильинцах работал и людей, говорят, мучить любил, а сейчас его Глуси еще и депутатом в райсовете немировском от Юльки сделали, любит по ночам сотрудников объезжать, чтобы письма подписывали разные Глусям.. Против мэра Качура, или что на митинг Грибова с Кипишем не пойдешь. Подпишешь – все хорошо, нет – утром твоя карточка не работает, прогул и увольнение»…
 
Продолжение следует. 

durdom.in.ua

Создано: antiraiderukr Открыть

ГЛУСЬная сага (вступление)

 «Поставь забор, чтобы никакая б…дь тут не лазила», – сказал как-то Народный депутат Украины Степан Глусь мэру городка Немиров, после того как взял в аренду местное озеро. На первый взгляд, весьма прозаичный случай, ведь никого уже не удивишь рассказами о высоких заборах и хамском поведении сильных мира сего. Однако, в нашей истории подобных фактов будет более чем достаточно, для того чтобы шокировать самых изощренных и даже циничных читателей.

Семейство Глусей, считающее себя единоличным хозяином водочного гиганта «Nemiroff», стало известно широкой аудитории относительно недавно, да и то в связи всего с двумя фактами. Во-первых, прославил их скандал вокруг уже упомянутого алкогольного бренда, а во-вторых переход парламентария Степана Глуся из фракции БЮТ во фракцию Партии Регионов. До этого, Степан Карлович, его жена Алла Сигизмундовна и их сын Александр были людьми неприметными, хоть и весьма состоятельными. Правда, в «родных пенатах» не знать эту достопочтимую чету считалось дурным тоном и даже глупостью. Красный директор, руководитель Немировского спиртзавода Степан Глусь вместе со своим семейством еще с 90-х годов считались одними из влиятельнейших людей Немировского района Винницкой области и жать руки этим персонам съезжались все без исключения весомые личности периферийного уровня. Авторитет семьи зиждился в первую очередь на любви нашего народа к крепким алкогольным напиткам и исконно славянской склонности к товарообменным операциям. Посудите сами, спирт, в лихие годы становления Украинской независимости, можно было обменять практически на все, а так как практически все в ту пору было дефицитом, то руководитель спиртзавода мог считать себя и Богом и Манной небесной в одном лице. По Немирову до сих пор ходят легенды, как уважаемый директор поощрял своих сотрудников дарованием баклажки спирта в честь значительных календарных дат. Получить спирт из рук заботливого начальника считалось не просто честью, а огромным почетом, граничащим с возвеличиванием человека в ранг достойнейших небожителей. Степан Карлович это знал и не стесняясь пользовался, зарабатывая нужные связи в верхах и почет в низах.

 Так могло продолжаться долго, но районном центре Немиров, кроме спиртового завода был в 90-е еще и ликероводочный, который решили прикупить два удачливых бизнесмена Яков Грибов и Анатолий Кипиш. Тут то и проснулся у красного директора Степана Карловича Глуся капиталистический азарт и через некоторое время он уже стал партнером бизнесменов и даже держателем небольшого пакета акций, который новые владельцы завода решили выделить опытному в ликероводочных вопросах товарищу в знак уважения и подтверждения серьезных намерений. Данный факт не только воодушевил, но и преобразил нашего героя и постепенно из скромного заводчанина, который еще в свою студенческую бытность разгружал вагоны с цементом, дабы прокормиться, Степан Глусь начал превращаться в настоящего воротилу крупного бизнеса. Благо, дела на заводе шли хорошо и уже совсем скоро г-н Глусь стал абсолютно другим человеком. Первым делом он призвал сотрудничеству жену, купил ей тетрадку и поручил вести бухгалтерию. Сначала, Алла Сигизмундовна вела бухгалтерию на коленках, потом прибыли начали расти и ей купили стол и даже счеты. После этого глава семейства решил пристроить сына Сашу, однако, парнишка был малообразован и, сперва, его нужно было подучить. Ну, а где учить отпрыска воротилы бизнеса? Конечно же заграницей! Подумал Степан Карлович и решил отправить свое чадо грызть гранит науки в Венгрию. Правда вот, почему в Венгрию, а не, скажем, в Ель или Гарвард, непонятно? То ли бывшая страна социалистического лагеря чем-то манила господина Глуся, то ли отвечала его потаенным думам о загранице как таковой, то ли университеты других стран были ему не по карману, а может и вовсе не по уму сыну. Подучившись, сын, начал трудиться вместе с отцом и мамой. Ну, а когда основная часть семьи объединилась на одном предприятии и счастливо начла трудиться и зарабатывать, глава четы решил обзавестись элементами роскоши и красивой жизни. Для начала он выселил детей из местного детсада и поселился в нем сам, потом заложил строительство особняка, потом арендовал озеро ну и под конец соорудил семейный склеп. О каждой из этих кардинальных вех в жизни Степана Глуся будет, конечно же, рассказано ниже и более подробно, а пока лишь только штрихи. Ну и, естественно, как любой уважающий себя бизнесмен, после жилья и склепа Степан Карлович захотел славы и всенародного признания. А получить это в нашей стране можно всего несколькими способами: стать певцом или стать политиком. Так как с вокалом у него не сложилось еще в золотые годы отрочества, вариант «стать певцом» отпал сам собой. Посему решено было становится политиком. Искусившись красивыми речами и нежным станом Юлии Тимошенко, наш герой стал ярым сторонником бело-сердечных и без особых колебаний получил мандат Народного депутата. Политическая карьера оказалась тернистой. Выяснилось, что красивые речи Юлии Владимировны, которым он так верил, были ложью, а нежный стан, так привлекающий своим трепетом, скоро и вовсе был перемещен из кабинетных кресел на тюремные нары. Погоревав и посыпав голову пеплом, Степан Карлович прозрел и понял, что на самом деле он всю жизнь был приверженцем сильной руки и «улучшения жизни граждан уже сегодня», прозрачности и простых человеческих ценностей, открытости и терриконов Донбасса. Как вы догадались, именно поэтому и перешел разочарованный в БЮТе Глусь в стройные ряды Партии регионов.

 Сегодня он, как и прежде, трудится в парламенте и, скорее всего, хочет трудиться в нем и завтра. А вот кто еще этого хочет, что и, возможно, какая сумма стояла за переходом из фракции во фракцию, а также в чем на самом деле сокрыт глубинный феномен семейства Глусь будет изложено очень скоро в дальнейших публикациях цикла материалов, посвященного прошлому, настоящему и будущему наших героев.


Джерело:Тарасова Правда


Создано: antiraiderukr Открыть

Официальное заявление компании Nemiroff относительно использования своей ТМ

.Компания Nemiroff опровергла появившуюся в СМИ информацию о якобы прекращении Лицензионного договора между Nemiroff Holdings Limited и основной компанией-производителем (ДП «Украинская водочная компания «Nemiroff») на использование торговой марки Nemiroff в Украине. Также в компании подчеркнули, что любые попытки части акционеров организовать производство водки ТМ Nemiroff в России или других странах являются нелегитимными.
 
Головной офис компании в Украине настаивает на том, что тиражируемая в СМИ информация о расторжении договора № 01022010-N от 01 февраля 2010 года между компанией Nemiroff Holdings Limited (Кипр) и ДП «УВК «Nemiroff», является неправдивой. Хотя лицензионный договор № 01022010-N действует до 31 января 2012 года, однако его расторжение согласно пункту 15.2. возможно лишь в том случае, если стороны не позднее, чем за 6 месяцев до окончания действия договора, изложили свои возражения в письменной форме. В ином случае действие договора продлевается автоматически.
 
Поскольку ДП «УВК «Nemiroff» в этот период никаких письменных уведомлений с возражениями против продления Лицензионного договора от Nemiroff Holdings Limited не получала, договор автоматически на законных основаниях пролонгируется на один календарный год — т.е. до 31 января 2013 года.
 
Помимо этого, ДП «УВК «Nemiroff» опровергает информацию об изменениях условий работы предприятия, сокращении сотрудников и уменьшении налоговых отчислений, распространяемую в СМИ частью собственников компании. В настоящее время предприятие в Украине работает в нормальном плановом режиме.
 
Заявления о начале нового розлива продукции Nemiroff в России, осуществляемого под контролем части акционеров, прокомментировал Александр Глусь, директор компании Nemiroff Vodka Limited (владеющей Nemiroff Holdings Limited):
 
«Сегодня существуют три легальных производства продукции бренда Nemiroff. Уже 20 лет водка под брендом Nemiroff выпускается на основном предприятии в украинском городе Немиров, в России с 2008 г. розлив осуществляется на мощностях ЛВЗ „Ярославский”, а с 2010 г. продукция разливается и в Белоруссии на линиях Республиканского унитарного предприятия „Минск Кристалл”. Выдача лицензии на использование товарного знака Nemiroff без разрешения всех собственников компании, будет являться нарушением Соглашения акционеров. Условиями данного Соглашения предусмотрено, что распоряжение правами интеллектуальной собственности, принадлежащих компаниям группы, совершается на основании решения общего собрания акционеров при наличии кворума (т.е. присутствия 75% и более акционеров). Фактически это означает, что мое присутствие при принятии подобного решения, как акционера, владеющего 25,04% акций „Nemiroff Vodka Limited”, является обязательным».
 
Управляющий партнер международной юридической группы AstapovLawyers Андрей Астапов отметил: «В случае запуска производства водки Nemiroff на предприятиях, не имеющих необходимой лицензии, эта продукция будет считаться фальсификатом. Кроме охраны права интеллектуальной собственности, законодательство РФ императивно устанавливает требования к производству и обороту алкогольной продукции под зарегистрированными товарными знаками. Как производство комплектующих, бутылки, этикетки, колпачка, так и производство готовой продукции, требует регистрации таких лицензионных договоров в Роспатенте (необходимо предоставить все легитимные документы на право использования товарного знака, которые должен обеспечить его владелец — компания „Nemiroff Intellectual Property Establishment” (NIPE)».
 
Напомним, что на данный момент действует распоряжение Земельного суда Княжества Лихтенштейн от 19.10.2011 г., согласно которому лицо, исполняющее функции директора NIPE, не имеет права без разрешения Александра Глусь совершать любые операции и сделки в отношении интеллектуальной собственности, в том числе, залог и лицензирование«.
 
Александр Глусь, директор компании Nemiroff Vodka Limited, назвал намерение части акционеров начать нелегитимное производство водки на территории России «очередной попыткой реализовать рейдерскую схему». «Мы вновь сталкиваемся с действиями части собственников, которые противоречат Соглашению акционеров компании, а также украинскому, российскому и европейскому законодательству. Кроме того, сложно представить, как можно запустить продукт с хорошо известным потребителю качеством и вкусом без специалистов, которые разрабатывали рецептуры, налаживали производство, контролировали стабильное качество сырья и ингредиентов на протяжении последних 20 лет. Ведь все они являются сотрудниками основной компании, которая находится в Украине в городе Немиров Винницкой области, осуществившими ранее запуск легитимного лицензионного розлива и контролирующих качество напитков под брендом Nemiroff в Ярославле и Минске».


Создано: antiraiderukr Открыть

Аchtung! Nemiroff. Falsificatt!

.Скандал между собственниками Nemiroff Холдинг ударил по качеству продукции. Украинский рынок заполонило дрянное пойло под брендом Nemiroff. А «правильный» Nemiroff скоро будут экспортировать из России и Беларуси. Корпоративный спор – похмелье потребителям.
 
Разбирательства между акционерами компании Nemiroff, давно вышедшие за рамки цивилизованного спора, бьют по потребителю. Понеся огромные финансовые потери, компания, некогда делавшая ставку на качество, пустилась во все тяжкие. Цель – наверстать упущенную прибыль и сохранить рынки сбыта. Но какой ценой?
 
Ценой снижения качества выпускаемой продукции и откровенного фальсифицирования бренда.
Вкратце о том, как Nemiroff дошел до такой жизни.
 
Разлад в компании, ставшей одним из национальных украинских брендов, начался в 2010 году. Когда двое из трех фактических акционеров решили продать принадлежащие им суммарно почти 75% акций. Эти двое – бизнесмены Яков Грибов и Анатолий Кипиш, и «раскрутили» бренд до мирового уровня, создав из захолустного цеха по разливу «советской» водки передовое европейское предприятие с современным оборудованием и логистикой – решили выйти в кэш. Но не тут-то было.
 
Третий акционер – семейство Глусь (народный депутат Украины Степан Глусь, его сыновья Александр и Владимир, супруга С.Глуся, дочь и зять), которым прочие акционеры в 2006-м году уступили оперативное управление предприятием, решили компанию… не отдавать.
 
Цивилизованная практика юридической организации бизнеса по международным стандартам в Украине не дееспособна: семейство Глусь, «сидящее» на денежных потоках предприятия (выручка 2010 года - $473,6 млн.), «пробросило» своих партнеров, отказав в своем согласии на продажу фирмы сторонним покупателям. А у самих Глусей денег на выкуп долей компаньонов нет - эксперты оценивали выставленный на продажу 75-процентный пакет в 300-400 миллионов долларов.
 
А дальше произошел чисто «украинский вариант», когда миноритарный акционер заручается поддержкой «больших людей» у власти и просто вышвыривает былых партнеров из прибыльного дела. Нужно ли говорить, что официальный владелец 25-процентного пакета акций Nemiroff  Степан Глусь – настоящий украинец во всех смыслах?
 
Предав своих политических соратников из оппозиционного Блока Юлии Тимошенко, этот народный депутат переметнулся в стан победителей – фракцию Партии регионов в Верховной Раде. Где обрел новых покровителей, при помощи которых расправился со старыми деловыми партнерами. Лишив их возможности не только контролировать управление компанией, но и получать долю прибыли.
 
В настоящий момент оперативное руководство украинскими заводами Nemiroff осуществляют представители семьи Глусь. Но на этом их «счастье» закончилось.
 
Оскорбленные обманом Яков Грибов и Анатолий Кипиш, на компании которых и зарегистрирован бренд Nemiroff плюс еще около 5 000 названий различных водок «раскрученного» бренда, решили положить конец «махновщне» семейства Глусь, фактически обокравшего партнеров. Параллельно с целым рядом затеянных ими судебных процессов в зарубежных судах, в которых ответчиками выступают члены семейства Глусь, бизнесмены приняли решение о размещении заказов на производство водки под брендом Nemiroff в России и Беларуси.
 
Также бизнесмены зарегистрировали компанию в США, которая стала обладателем всех прав на бренд Nemiroff. К этой компании отойдут и украинские активы – после соответствующих решений международных судов (в позитивном для себя исходе судебных тяжб г-да Грибов и Кипиш не сомневаются). Фактически речь идет о том, что бренд Nemiroff перестанет быть украинским. Как говорится, «За Nemiroff во всем мире! Кроме Украины…»
 
Более того: Я.Грибова и Анатолия Кипиша возмущает резкое падение качества продукции, выпускаемой под брендом Nemiroff. Оказалось, что семья Глусь, чтобы «нарастить производство» высоколиквидной продукции, с лета 2011 года разливает водку под всемирно известным брендом (включая премиум-сегмент) на сторонних предприятиях. Которым поставляется фирменные тара, этикетки и колпачки с защитой.
 
Цель подобной операции – выпуск максимально возможных объемов спиртосодержащего пойла под брендом Nemiroff до того момента, когда производство водки под этим брендом будет в Украине заблокирована правообладателями в судебном порядке. А это, по прогнозам экспертов, произойдет не позже второй половины февраля нынешнего года.
 
Все рассказы Степана Глуся об «уникальном составе воды», «неповторимый вкус» которой дают только артезианские скважины городка Немиров, что в Винницкой области – не более, чем обман потребителей. Которые уже отреагировали на резкое снижение качества «самопального» Nemiroff волной критики в интернете.
 
И первыми на резкое падение качества Nemiroff отреагировали ценители этого бренда. А новые технологии дают обычным гражданам возможность быстро и эффективно донести свою критическую мысль до миллионов других потребителей, и даже коллективно сравнить былое и настоящее качество напитка. Вредительского для здоровья.
 
Например: «Nemiroff стали подделывать, после 0,7л на двоих замёрзли руки»:
Nemiroff стали подделывать, после 0,7Л. на двоих замёрзли руки.
 
Нареканий на резкое ухудшение качества некогда знаменитого и пока еще украинского напитка в интернете уже множество. Десяток таких роликов – и от бренда мало что останется. А если ситуацией с развалом в компании Nemiroff воспользуются еще и конкуренты, профинансировав анитирекламу, бренд ждут «похороны». Так как без бренда цена компании равна сумме, за которую можно сдать в металлолом оборудование для выпуска водки.
 
«Водка до добра не доведет!» – чем не слоган для продукции водочного завода в украинском городке Немиров?
 

Создано: antiraiderukr Открыть

«Рейдерство — это желание быстрой наживы...»

Александр ГЛУСЬ о будущем одного из самых влиятельных брендов украинского рынка
 
 
Вокруг одной из самых известных украинских компаний Nemiroff не стихает информационный ажиотаж. Недавно в прессе появилось сообщение от двух акционеров компании о частичном перенесении производственных мощностей в другую страну. Неужели начался процесс разделения компании? И есть ли надежда на то, что производственные мощности таки останутся в Украине? Об этом и другом «День» поинтересовался у директора компании Nemiroff Vodka Limited Александра ГЛУСЯ.
 
— Недавно в прессе появилась информация о том, что Nemiroff частично может перенести производство в Россию. А со временем не исключено распределение этого бренда на украинский и российский. Ваш комментарий.
 
— Это новая серия громких, но пустых заявлений. Этого не может быть в рамках правового поля ни одной страны. Мы имеем очередные попытки отдельных акционеров манипулировать украинской властью и втягивать ее в корпоративный конфликт после того, как та самая власть так и не стала ни на чью сторону. Происходит рейдерская атака на меня как акционера компании и руководителя. Это мое понимание появления таких заявлений.
 
А теперь о том, почему распределения Nemiroff не будет. Существует компания Nemiroff Vodka Limited, которая владеет компанией Nemiroff Холдинг, всеми производственными активами и торговыми марками через холдинговую структуру. Руководит такой компанией общее собрание акционеров, которые принимают текущие и стратегические корпоративные решения.
 
Управление торговыми марками на сегодняшний день может осуществляться исключительно всеми акционерами единогласно. Некоторыми европейскими судами принят ряд решений, запрещающих менять структуру компании, и что очень важно — порядок управления торговыми марками. Таким образом, заявления оппонентов являются нелегитимными, поскольку они прямо нарушают непосредственные запреты судов и действующего порядка управления.
 
Поэтому распределения Nemiroff на два бренда и перемещения производства в Россию не будет. С юридической точки зрения это просто невозможно. Договор акционеров и корпоративная структура действует, этого никто не отменял.
 
— Судя по заявлениям в печати, конфликт между владельцами компании продолжается. Видите ли вы компромиссный вариант его решения, например, путем продажи своих акций или покупки акций других участников?
 
— Я готов купить акции уже давно. Но пока у другой стороны будет задача различными путями недорого «вытолкать» меня из этого бизнеса, то диалог, похоже, не состоится. Но я готов хоть сейчас сесть за стол переговоров и рассмотреть со стороны своих партнеров все рациональные предложения.
 
— Как относитесь к информации о том, что в конфликт вмешивается «третья сила», чтобы впоследствии получить полный контроль над предприятием? И ей якобы не нужен даже мировой бренд, потому что в планах — выпуск дешевой водки. И главное в настоящий момент — расшатать компанию, поссорив акционеров.
 
— Как и к другим, не менее громким, пустым заявлениям. Нет никакой третьей силы.
 
— Вы вспоминали о рейдерстве. А что это за явление в вашем понимании? Откуда оно взялось в Украине? Как с ним бороться?
 
— В целом, рейдерство — это когда создаются условия, чтобы владелец/совладелец предприятия на невыгодных для него условиях переуступил свою часть акций в предприятии или продал их по очень заниженной цене. Это очень вредное явление, разрушающее труд сотен людей, подрывающее доверие как к компании, так и к государству в целом. Главная причина, которая толкает людей на это, — желание быстрой наживы. Его распространение зависит преимущественно от степени зрелости отдельно взятого государства. Вот сегодня я слышу, что на рынке звучат заявления о рейдерстве. Документов я не видел, потому сказать, где действительно атака, а где нет — сложно. Однако, исходя из своего опыта ведения бизнеса, могу сказать, что сегодня в Украине у многих существует соблазн прикрыться лозунгом о рейдрестве, чтобы не платить НДС и налоги в бюджет.
 
Конечно, рейдерство становится более интеллектуальным, если можно так сказать. Схемы захвата — более изощренными с юридической точки зрения. Это уже не рэкет, существовавший в 90-е годы. Но проблема рейдерства — это не украинская особенность. Наша страна — не исключение, потому что многие страны мира в своем развитии проходили испытание рейдерством.
 
— В начале года вы говорили об обновленной стратегии развития компании. Она уже готова или по причине корпоративного конфликта ее разработка откладывается? Будет ли в ней заложена диверсификация производства (вхождение в производство коньяков, вин и т. д.)?
 
— Мы сегодня составляем бюджет и маркетинг-план на 2012 год. Развиваемся. Но внедрять новые стратегические вещи, о которых вы говорите, можно будет только при полном согласии всех акционеров (как записано в договоре акционеров). Пока что его нет.
 
— Недавно Чикагский институт тестирования напитков наградил Nemiroff золотом, чем в очередной раз подтвердил высокое качество продукции. Расскажите, что было главным в создании бренда?
 
— Все начинается с людей, а выливается, в результате, в деньги. Я хорошо помню переживания своего отца, который по крупицам с настоящими партнерами начинал строить бренд. Главным в становлении были люди с четким виденьем конечного продукта и пониманием, как этого достичь. Я никогда не забуду, как в 1992 году удалось привлечь в такую «глухомань» как Немиров Винницкой области первого иностранного инвестора — компанию «Биттнер». Потом, конечно, были проблемы с гиперинфляцией, лихорадившей всю страну. Но невзирая на это, инвестор пришел, потому что увидел готовность людей и четкое понимание реализации этой идеи. Точно так же было и с созданием водки «Украинская медовая с перцем». В идею отца тогда ни я, ни остальные не поверили, но он сказал: «Ставляйте на полиці». Хорошо — поставили. А через три месяца увидели реальность этого замысла. Это и является основной ценностью опыта моего отца в водочной отрасли. То есть главное у истоков формирования любого бренда — люди, которые верят в идею, живут ею и каждый день работают над ее реализацией. Сегодня Nemiroff — компания, успех которой, в первую очередь, обеспечивает трудовой коллектив, команда профессионалов и единомышленников. Но по причине конфликта теряют все: и компания, и бренд, и люди.
 
 
РИСУНОК ИГОРЯ ЛУКЬЯНЧЕНКО
 
 
 
— Как считаете, при условии интеграции Украины в еврозону, появление отечественных брендов — это обязательное условие успешного освоения европейских рынков или нет?
 
— Здесь сработает принцип — выживет более сильный и более эффективный. Но не следует забывать, что во всех европейских государствах существуют механизмы защиты внутреннего рынка. В Украине же они практически отсутствуют в условиях открытия границы с ЕС.
 
— Итак, вы поддерживаете введение минимальных розничных цен на импортный алкоголь?
 
— Это задача номер один. На импортный алкоголь минимальная розничная цена должна составлять минимум 26 гривен за 0,5 литра. Это тот минимум, при котором будет понятно, что в бутылке импортной водки — легальный спирт. А с бутылки оплачен акциз, следовательно, эти деньги пошли в бюджет. В таком случае на рынке будут равные условия работы для всех участников.
 
— Чувствуете поддержку местной власти в рабочих вопросах?
 
— Сегодня и местная, и региональная власть осторожно относятся к компании, потому что не хотят быть участниками конфликта. И даже когда инициируются встречи представителей компании с представителями власти, предварительно согласовываются все рабочие вопросы. Остальное — дела компании и ее акционеров
 
— Вам как представителю бизнеса легче ли стало работать после запуска в Украине ряда структурных реформ?
 
— К сожалению, конфликт очень сильно отвлекает от текущей работы и не всегда хватает времени и возможности оценивать эффективность реформ.
 
— Задам вопрос иначе: удовлетворяет ли вас действующее антирейдерское законодательство?
 
— Меня удовлетворяет то, что когда была попытка осуществить рейдерскую атаку на основной завод Nemiroff, я смог защититься, действуя исключительно в рамках правового поля. Хотя не отрицаю, что в украинском законодательстве есть много «дыр», над которыми властям еще нужно работать.
 
ДРУГАЯ СТОРОНА
 
 
 
 
АНАТОЛИЙ КИПИШ
 
 
В интервью «Украинской правде» от 14 декабря 2011 года два акционера компании Nemiroff — Анатолий КИПИШ и Яков ГРИБОВ — изложили свою версию возникшего конфликта. По их словам, они владеют акциями компании и всего лишь хотели выйти из бизнеса, продав свою долю. Приводим некоторые цитаты из их интервью.
 
Анатолий КИПИШ: «...Каждый продает тогда, когда это ему нужно. Если я могу продать за 100, а завтра на чем-то другом заработать 200, то мне не нужно ждать, когда это будет стоить 150. Мы же нормально сказали, что стали квалифицированными инвесторами. Я хочу продать — это мое!»
 
Яков ГРИБОВ: «25 декабря 2010 года мы говорили с Александром Глусем, продажи компании нет, IPO нет, и мы говорим — тогда нужен независимый директор. Да, он согласился, мол, давайте искать. То есть перед ним сидели 75%, которые говорят, что мы по бумагам, по закону, по нашему жизненному заблуждению, как потом выяснилось, не имеем права тебя (то есть Александра. — «УП») поменять».
 
 
 
 
ЯКОВ ГРИБОВ
 
 
«...Писать о том, что рейдерство — это хорошо, что 75% — это рейдеры... В моем понимании, это... вред для страны»
 
«Это закончилось тем, что мы перенесли все российские объемы (экспорта с завода в Немирове. — «УП») — будем начинать производить в Российской Федерации, часть экспорта будем производить в Беларуси. Мало того, что программа производства в Беларуси была начата при Глусе, и Глусь туда вложил много сил и энергии — я это признаю, но то, что из Беларуси мы теперь будем экспортировать вместо того, чтобы из Украины. То, что из Украины мы уже не повезем в Россию, означает только одно: полмиллиона тонн зерна, которые раньше из Украины экспортировались в виде переработки, теперь будут просто продаваться.
 
Мы экспортируем там 22 — 24 миллиона тонн, и вот теперь полмиллиона тонн можете туда добавить. Раньше они перерабатывались здесь. А теперь они будут перерабатываться где-то. Это — рабочие места. Теперь это будет российская стеклотара, а не украинская. Этикета — тоже будет российская. Люди будут российские, а не украинские. И так далее и тому подобное. Вот вам и вред для этой страны».

Наталия БИЛОУСОВА, «День»

Создано: antiraiderukr Открыть

«Александр Глусь заблокировал IPO Nemiroff», - Грибов.

После того как «Русский стандарт» отказался покупать Nemiroff, основные акционеры приняли решение о проведении IPO (InitialPublicOffering) - т.е. первичного публичного размещения акций на бирже. «25 декабря мы предложили семье Глусь в мае-сентябре провести IPO. При этом все бы получили то, что хотели: мы - ликвидность, а Глуси могли бы не продавать свои акции», - сообщил Грибов. В результате IPO мажоритарные акционеры планировали заработать около $150 млн. и дополнительно привлечь $50 млн. на развитие компании. В результате семьи Кипиш и г-н Грибов остались бы собственниками 30% акций Nemiroff. Однако Александр Глусь отказался выводить компанию на открытый рынок в течение последующих трех лет, несмотря на требования мажоритарных акционеров. Их последующие попытки сместить Александра Глуся с поста руководителя компании к успеху не привели: семья Глусь всячески противодействовала этому, в том числе идя на откровенное нарушение законов. В итоге это привело к корпоративному конфликту. 
Подготовлено пресс-службой Nemiroff75. http://nemiroff75.com/


Создано: antiraiderukr Открыть

Грибов і Кіпіш: Nemiroff йде з України. Так вирішила влада

Торгові марки - не всередині країни. Торгові марки - вони в Ліхтенштейні. З Ліхтенштейну вони можуть переїхати в будь-яку іншу країну.
 
Фото ЕП
 
Продолжение. Часть 1 читайте тут.
 
Яков Грибов: Теперь мы говорим о нашей ошибке номер два. По первой мы с вами уже сделали выводы - это доверчивость. Вторая – это наивность. Значит, наивность, связана с одним: законопослушанием. Если вы верите, что подписанные всеми соглашения акционеров и документы, которые должен защищать закон, работают – значит, вы повторяете нашу ошибку. Я вам, как человек, испытавший на себе, что это не работает, говорю: избавьтесь от этого чувства.
 
Анатолий Кипиш: Законными методами с беспределом не борются.
 
Грибов: 25 декабря 2010 года мы говорили с Александром Глусем, продажи компании нет, IPO нет, и мы говорим – тогда нужен независимый директор. Да, он согласился, мол, давайте искать. То есть перед ним сидели 75%, которые говорят, что мы по бумагам, по закону, по нашему жизненному заблуждению, как потом выяснилось, не имеем права тебя (То есть Александра – "ЭП") поменять.
 
Все. Вот с этого момента начинается следующая глава, которую лучше назвать "украинская действительность".
 
- Расскажите о ней.
 
- Украинская действительность выглядит следующим образом.
 
Вопрос, которым нужно задаться любому инвестору, который приходит в Украину: что такое число, больше 100%? Есть ли в математике понятие 100% не в рентабельности или еще чего-то, а 100% от какого-то предмета? Вот 100% - это полный предмет, или это без чего-то? Те, кто учили математику хорошо, считают, что это полный предмет. Те, кто живут в Украине, теперь знают: нет.
 
- Плюс или минус?
 
- Минус. Если вы принесли деньги в Украину, уйти можете только с минусом. Мы с вами сейчас занимаемся математикой. Математика выглядит следующим образом (Грибов берет в одну руку пустой стакан, в другую – телефон, - "ЭП"): этот полный предмет, давайте представим себе, что это – украинская водочная компания "Немиров", которой владеет 100%-й собственник, этот собственник – кипрский Nemiroff Holding имеет по уставу 100% этого предмета. Он присылает распоряжение: отстранить генерального директора генерального директора Глусь Аллу Сигизмундовну (жена Степана Глуся – "ЭП") с должности.
 
И дальше вам потихоньку начинают объяснять, что "ні": она была на больничном, пока она была на больничном – замдиректора ее уволили, замдиректора сделали неправовой поступок, они между собой разбираются. Выясняется, что да, действительно, замдиректора неправа, выносится решение о восстановлении, ее восстанавливают.
 
А этот сверху, собственник (заносит на стаканом телефон – "ЭП"), кричит: подождите, у меня же 100%! И вот этот "100" на основе соглашения акционеров опускает вниз решение о смене для этой компании. И эти директора из Кипра принимают решение о смене. А в ответ - "ні". И вот это вот "ні" наше украинское, вы понимаете…
 
Я только одно хочу сказать всем нам, гражданам: друзья мои, это же притча "выколи мне два глаза, выколи мне один глаз", знаете ее, да? Когда Господь обращается, что я тебе, скажем, Петро, я тебе дам столько, сколько ты захочешь, но соседу дам в два раза больше. Петро просит выколоть ему один глаз. Вот это наше украинское "ні". Вот от того, что нас, собственников, не пускают на завод, тем самым у каждого из граждан Украины из кармана вытаскивают деньги. Потому что люди, которые учили математику, считают, что 100% - это весь предмет, а если я владею 100% - значит, я могу этим распоряжаться. Выпить, разбить, остановить, запустить, покрасить или поделить. Но только на этих условиях, что я это могу, что у нас закон работает, только при этих условиях инвестор приходит и приносит деньги. В других условиях инвестор что делает? Спекулирует на "короткую": пробрался - не пробрался, работает совершенно за другую доходность. Ведь если я пришел "в долгую", значит, я пришел с длинными деньгами, длинными планами, я пришел развивать, обучать.
 
Ведь вы посмотрите: все не знают, где найти инженеров сегодня, где найти профтехобразование, где найти человека - не инженера, а наладчика, где найти этих квалифицированных людей? А для этого их нужно выучить, а учить – это время, а я это буду делать, только если я думаю, что мне это нужно будет еще через сколько-то лет, иначе я сейчас перекуплю "в короткую" у кого-то. И пошло, и пошло.
 
И мы с вами сейчас возвращаемся к тому, кто хочет инвестировать в Украине? Никто. Только они. Потому что они будут работать, опять-таки, в короткую. Тот, кто может постоять за себя не на основе законов, а на основе законов 90-х годов, они в принципе, инвестируют, но они не инвесторы, мы же ищем других инвесторов, мы ищем людей профессиональных, компетентных, с технологиями, со знаниями.
 
Поэтому Nemiroff, это, знаете, как, громко звучит, "лакмусовая бумажка". Давайте назовем проще: это не проблема Nemiroff. Nemiroff – это проблема Украины.
 
- Таких лакмусовых бумажек по стране уже достаточно много.
 
- Если нет возможности управлять этим, никто сюда не придет. А дальше, это уже "профессионализм": как убедить общественность в том, что 75% - это миноритарий, а 25 – мажоритарий (Грибов имеет в виду, что семья Глусь, имея меньше 25%, не допускает его и Кипиша на звод – "ЭП"). Вот как это? Можно.
 
У нас, к сожалению, не боятся писать не за деньги. Я согласен, что рекламные бюджеты маленькие, средствам массовой информации нужно за что-то жить, я все это понимаю. Но, знаете, я бы хотел, чтобы зарабатывали на чем-то другом: пишите о том, что он (имеется в виду Александр Глусь – "ЭП") умный, пишите, он красивый, волосатый. Но, вы понимаете, что писать о том, что, условно говоря, колоться и нюхать наркотики, это хорошо – бред. Писать о том, что рейдерство – это хорошо, что 75% - это рейдеры… В моем понимании, это такой же вред для страны. Потому что завтра это средство массовой информации будет кто-то забирать, журналист окажется без работы.
 
- А какой вред это наносит вам? Мы не говорим о моральных страданиях.
 
- По нам: вред очень большой. По стране – давайте с ней закончим сначала. Это закончилось тем, что мы перенесли все российские объемы (экспорта с завода в Немирове – "ЭП") - будем начинать производить в Российской Федерации, часть экспорта будем производить в Белоруссии. Мало того, что программа производства в Белоруссии была начата при Глусе, и Глусь туда вложил много сил и энергии – я это признаю, но то, что из Белоруссии мы теперь будем экспортировать вместо того, чтобы из Украины. То, что из Украины мы уже не повезем в Россию – это означает только одно: полмиллиона тонн зерна, которые раньше из Украины экспортировались в виде переработки, теперь будут просто продаваться. Мы экспортируем там 22-24 миллионов тонн, и вот теперь полмиллиона тонн можете туда добавить. Раньше они перерабатывались здесь. А теперь они будут перерабатываться где-то. Это – рабочие места. Теперь это будет российская стеклотара, а не украинская. Этикета – тоже будет российская. Люди будут российские, а не украинские. И т.д и т.п. Вот вам и вред для этой страны.
 
- Но вы же так не оставите все Глусям просто так?
 
- А что мы не оставим? Дороги назад уже нет. У нас забрали или нет? Мы считаем, что у нас не забрали. Это наше или нет? Наше. У нас хотят забрать, у нас пока выхватили из рук, но мы уверены, что мы вернем. Но мы не можем вернуть сюда производство. Нет ничего более постоянного, чем временное.
 
Сейчас перенос производства в Россию это уже для нас принятое решение, и назад уже эти объемы не вернутся. Зачем? Там будет отстроена уже логистика.
 
Кипиш: Смотрите, 60% владения в России (в московском офисе Nemiroff - "ЭП") нам хватило, чтобы поменять директора. А 100% - хотя эта же компания владеет активами в Украине – нам не хватает. Хороший пример: Глусь сначала хотел, потому что был конфликт, продать нам акции – а потом продать нам еще директора. Отдельно.
 
Грибов: Перевожу на русский язык (все смеются). Значит, торговый дом Nemiroff в Москве имеет следующую структуру: тот же холдинг на 60% владеет московским торговым домом, и на 40% владеет УГК (Українська горілчана компанія Nemiroff – "ЭП"). И россияне директора поменяли. 60% оказалось достаточно. Вы мне можете что угодно говорить о демократии, а мне больше нравиться Россия.
 
- Что касается корпоративных конфликтов, корпоративного права, Украина, Белоруссия и Россия мало, чем отличаются. Разве нет?
 
Грибов:  Они мало, чем отличались. Сейчас россияне после того, как были посажены несколько человек - рейдеров, чиновники все оглядываются… И такого беспредела уже нет.
 
- И все же почему вы решили продать свою долю?
 
Кипиш: Почему я должен сидеть тут с утра до вечера?! Почему вы сегодня надели белую рубашку?! Вы так захотели. Это мое – когда хочу, тогда и продаю. Это одна из догм, которую Глусь говорит, что это не лучшее время для продажи. Да что ты вообще в этом понимаешь?!
 
Вы поймите, каждый продает тогда, когда это ему нужно. Если я могу продать за 100, а завтра на чем-то другом заработать 200, то мне не нужно ждать, когда это будет стиять 150. Мы же нормально сказали, что стали квалифицированными инвесторами. Я хочу продать – это мое!
 
- Можно уточнить, вы уже купили производство в России и Белоруссии или только на стадии покупки?
 
Грибов: Мы заключили лицензионный договор. Nemiroff Holding, имеющий лицензию, заключил со своим же активом лицензионное соглашение с российским предприятием, также как он это сделал год назад с белорусским.
 
Кипиш: Вам же нужны сенсации? Сейчас я вам ее дам. 9 декабря (интервью записывалось 8 декабря – "ЭП") мы проводим совет директоров в Вене. На этом совете директоров будет принято решение о том, что у нас в Украине теперь уже будет не кипрский оффшор ходить к регистратору и говорить, что директора моей дочерней компании не пускают на завод. Кипрский оффшор передаст все свои права чисто американской компании. (12 декабря "ЭП" получило подтверждение, что такое собрание состоялось). Всем будет владеть налогоплательщик Соединенных Штатов Америки. Мы, правда, еще дискутируем, в каком это будет штате – Вашингтон или в другом.
 
И все уважаемые господа Глуси, главы районных администраций, регистраторы, криминал, который возле нас уже крутится, - они все попадут под законы США. В Америке есть такой закон Рико (закон против рекетирства – "ЭП"). Вот мы такие: свое не отдаем, боремся легальными методами.
 
Грибов: Я хотел бы еще сказать о вреде. Что сейчас происходит с компанией? Вы садитесь в машину…
 
Кипиш: Нет, я сейчас более образный пример приведу. Вы дома делаете ремонт, взяли строительную компанию. Ну, заключили договор, сделали ремонт, приходите, а вам говорят: знаешь, мы пока здесь поживем, а ты пока походи вокруг. Когда мне прийти? Через месяц. Ты приходишь через месяц, потом опять через месяц, через три месяца. Вот они там забаррикадировались и все.
 
Грибов: Ну, это все к вопросу о допуске на завод, а я говорю о компании в целом. Вы садитесь в машину и говорите водителю своему - вези меня на Оболонь. А он вас везет на проспект Победы. У меня вопрос к вам: вас устраивает эта ситуация? И я говорю о том, что компания должна развиваться по-другому. Есть много накопившихся вопросов, которые нужно решать срочно. Есть проблемы, которые нужно решать срочно. И когда мы говорим тебе, что ты должен сделать это, это и это.. это говорим тебе мы! Собственники!
 
Кипиш: Большинство принимает стратегию, это закон бизнеса.
 
Грибов: А иначе как принять решение? Сложно принять решение в ситуации 50 на 50, но в ситуации, когда есть большинство – простое или квалифицированное, уже не важно, иначе и быть не может.
 
- Откуда появились новости о том, собрания акционеров нелегитимны?
 
- Это ложь.
 
- Можете сказать, почему вы не смогли или не захотели подавить этот "бунт" такими же методами?
 
Кипиш: В следующий раз подавим. Мы хотели законно, но мы сделали одну ошибку: нельзя законными методами подавить незаконный бунт. Поймите меня, мы когда зашли, Алла Сигизмундовна сказала "заходите внутрь, может, вы дадите документы, может вы придете в себя, мы это, мы то". А они, как заходили они, вы видели? Так какие вопросы?
 
Ну, слушайте, мы же занимаемся этим профессионально, мы знаем, как делать водку, как разговаривать о каких-то инвестициях, в конце концов, как делать бизнес, мы это понимаем. Поймите меня, мы даже на совет директоров, который принимал ключевые решения, мы не пошли, мы поехали на лыжи, и дали доверенность директорам голосовать. У нас даже мысли не было, что с нами уже воюют.
 
- Какую роль играет партийная принадлежность Степана Глуся?
 
Грибов: Я думаю, показательную, ведь в момент, когда он перешел из БЮТ в Партию регионов, 16 февраля этого года, в этот же день Анатолия арестовывают. Это было одним из условий перехода в Партию регионов.
 
Юрий Сорочинский: И в моем кабинете был обыск. И дома у меня был обыск.
 
Грибов: Все произошло в день перехода Глуся.
 
Кипиш: Точно так же, как мы летим в Вену на совет директоров завтра, так и тогда совет был назначен на понедельник, а у меня на вылет запрет на 4 дня.
 
- За что и кто провел арест?
 
- Старое поднятое дело. Печерская прокуратура… Здесь все повязано, все связано. А знаете, что еще было? У нас не было устава. Устав, который они (Глуси – "ЭП") зарегистрировали на Кипре в 2008 году, а положили его под стол до 2011 года. Ждали. И если вы посмотрите тот наш старый устав, то вы увидите, что он был зарегистрирован на Кипре в 2008 году, а в Украине зарегистрировано в феврале 2011 года, когда уже началась война. И мы сидим на совете директоров, обсуждаем, как развивать компанию, а мама с сыном уже обмениваются междусобойчиками. Юра, расскажи!
 
Сорочинский: Собрание акционеров мы проводили 29 марта в Вене, а 28 февраля Хозяйственный суд в городе Киеве выносит ухвалу, подписанную по бумажкам Александром Глусем и мамой между собой, выносит ухвалу "заборонити" принимать какие-либо решения. То есть - в Украине есть бумага, эта есть уже в феврале месяце, 29 марта мы находимся в Вене, и нам об этом вообще никто ничего не говорит. Александр присутствует со своими юристами и нам об этом ничего не говорит, хотя знает прекрасно, что все это есть, и мы узнаем об этом только 6 апреля.
 
Грибов: Переведя на русский язык, это звучит следующим образом: в Украине возможно спрятать какие-то решения, которые уже приняты, и держать под столом. И в момент, когда вы приходите осуществлять какое-то действие у регистратора, например, вам – раз! – и в этот момент вам достают эту бумажку. И выясняется, что вы пришли, а сделать это действие не можете. А эта бумага организовывается на подобных междусобойчиках "мама-сын".
 
Сорочинский: Вот приходит ваш главный редактор на работу, а уборщица уже написала указ о его увольнении. И вместо того, чтобы послать уборщицу, он бежит восстанавливаться в суд.
 
Кипиш: Уборщица уволила его во время больничного.
 
Грибов: Я еще скажу о вреде: вы понимаете, высокие слова о том, что "мы любим этот бизнес", как они говорят, что они его создали, развивали и так далее... То есть я не говорю, что не создали и не развивали. Я уже туда не возвращаюсь. В Украине, я думаю, что люди старше 20 лет все знают, кто сидел в офисе и откуда взялся бренд Nemiroff. С 1 января 1997 года до 1 мая 2006 года я не выходил оттуда, из этого офиса.
 
- Поэтому торговая марка с вами и ассоциируется.
 
Кипиш: Есть цифры: он сделал 9,2 млн декалитров. Все, такого результата уже не было. В этом году – 8.
 
- Но сказано, что выросло производство.
 
- Сказано – это да, но они же врут, они пишут, что он, Александр Глусь - голова наглядової ради, а он не является им, и акционером он не является. Везде, где он говорит, он везде врет.
 
Грибов: Наша позиция была, и я сейчас ее в московском офисе озвучил, следующая: акционеры между собой, раз есть разность мнения, мы идем и разбираемся в стороне, мы не вредим бизнесу. Если у вас есть ко мне какие-то вопросы, значит, мы пошли с вами разбираться. Но если вы, чтобы отстоять свое мнение, вредите компании… Вот, например, то что говорят про устав, почему это такое болезненное место. Потому, что когда Юрий Сорочинский когда зашел на место генерального директора УГК, он не смог начать производство, потому для того, чтобы начать производство, нужно предоставить учредительные документы, среди которых есть устав. Так мы с вами возвращаемся к ошибке номер один, которая называется доверие. Документы остались у пришедшего нам на смену.
 
Кипиш: Я наивный, говорю, мне нужна копия, пришли мне устав. Слушайте, до чего ж я наивный был…
 
Грибов: Так вот, устава нет, в банке не может ничего сделать, денег нет – за спирт заплатить не может, налоги заплатить не может. Право подписи у него есть, но банк не принимает деньги. Все, месяц завод стоит. Скажите, если вы так переживаете за свое дитя…
 
Кипиш: Налогов в Немирове нету, администрация на ушах, пенсии платить нечем…
 
Грибов: Сейчас не поставляется продукция с августа месяца на московский рынок. Если бы мы в августе уже знали, что в Москве поменяется директор, которого мы уже туда потом назначили, если бы мы знали, что туда и не будет идти продукция, мы бы уже тогда начали производством заниматься в Российской Федерации. А мы все здесь собираем круглые столы, рассказываем о рейдерстве…
 
Кипиш: А нам говорят: "Ми їм дали все, ми їм дали землю, ми їм дали заробити, а вони не люблять Вінничину!".
 
- Скажите все же, насколько все это, что произошло, связано с политикой? Вы же понимаете вопрос?
 
Сотрудница офиса, которая присутствовала на встрече: Плотно.
 
Грибов: Давайте не так. Да, я понял вопрос. Я отвечу на это следующим образом. Я думаю, что человека в политике, заинтересованного в этом, здесь нет. На ваш вопрос я бы ответил напрямую, но только лишь потому, что реализуемая в стране политика позволяет таким образом процветать коррупции. Если так как я понял вашу поправку, что вы говорите о человеке-политике, его здесь нет. Если же вы говорите о политике в стране – она, безусловно, здесь есть.
 
Кипиш: Иначе весь механизм государственной власти встал бы защитить Кипиша или Грибова.
 
Грибов: И речь здесь идет не о Кипише или Грибове, а мы возвращаемся снова к Украине, потому что каждый этот прецедент, а их множество, и мы в том числе, каждый этот прецедент ведет к одному: страна становиться беднее и беднее, инвестиций меньше и меньше, сюда не несут, а отсюда вы-но-сят. Все, кто смогли что-то продать – продали и поехали. Вы это знаете. Посмотрите нотариальные сделки. Все, кто смогли что-то собрать – поехали.
 
- Именно это мы сейчас и здесь наблюдаем?
 
С нами? Ну вот, только что уехало полмиллиона тонн зерна в год. Вместе со стеклом.
 
Кипиш: Мы что, такие плохие? Что так много компаний и людей, которые что-то сделали, которые не приватизировали ГОКи, доки, недра?
 
Сорочинский: Уехало зерно – это одна часть. А есть и вторая - эти все несозданные и утерянные рабочие места, это же и налоги, любое производство - это же был НДС, который шел в бюджет, зарплаты людям. А этого теперь не будет.
 
Грибов: Есть еще одна история, почему это произошло. Посмотрите: монопольная цена на спирт. Я вам дам все цены близлежащих стран: Украина – лидер: 1,6 доллара, это без НДС и без акциза, Белоруссия – 1,05-1,1, Россия – 1,15, максимум 1,25 и такой же Казахстан – 1,15 – 1,25. Скажите мне, что - в Украине самое дорогое зерно? Нет.
 
Украина еще недавно, пару лет назад была главным экспортером алкоголя из близлежащих стран, ведь мы же в основном экспортировали, не Россия, Украина получила эти бренды международные. Nemiroff, прежде всего, получила.
 
Как можно экспортировать в этой ситуации? Ведь эти цены без акциза и НДС. Что нужно сделать? Что делает бизнесмен? Взял чемоданчик – собрал - переехал. Туда, где дешевле.
 
Но это же означает что? Завод остался. Поменяется ситуация политическая, экономическая: пожалуйста, чемоданчик собрали – вернулись назад. Поэтому государство, если мы говорим о государственной политике, если мы говорим о государственности - это всегда компромисс с бизнесом. И это тезис, который все понимают, это всегда диалог, бизнесу нужно дать условия в обмен на...
 
С нами договариваться не о чем. Мы платили все налоги. О чем было договариваться с нами? Создайте нам только все условия, чтоб мы хотели быть в этой стране. Это уже с вами говорим о макроэкономике, мы уже отошли от наших немировских проблем и поднялись на уровень выше, заговорили о стране. И мы не можем говорить о Nemiroff в отрыве от страны, потому что это проблема не узкая, мы с вами понимаем: эта проблема намного шире. Эта большая шестеренка в этом крутящемся механизме или в разговорах об этом или все-таки одна часть.
 
- Поход вашего партнера в политику…
 
- …с нами согласован не был. Исключительно это были дальние замыслы, то есть они готовились к этой истории, видимо, давно. Лично я ездил три раза отговаривал. Я говорил: послушайте, мы бизнес, вы либо должны отстраниться от этой компании, и тогда идите, занимайтесь (политикой – "ЭП"), потому водку должны пить и оранжевые, и белые, и голубые, и красные.
 
Мы - интернациональны, мы никогда не поддерживали боксера – мы поддерживали категорию. Потому что всегда в зрительном зале мы поддерживали бокс, а не боксера. Наши хорошие отношения с Владимиром и Виталием Кличко – это уже отношения Украины с украинцами, имеется в виду крупной украинской компании с успешными украинскими боксерами. Но вы не можете повесить на трусах боксера Nemiroff, потому что в зале есть люди, которые болеют за него, и есть люди, которые болеют против него. А вы продаете потребителям, вы товар массовый, поэтому вы должны поддерживать категорию, поэтому напишите на ринге - Nemiroff. Именно это я и сделал – когда мы в Америке написали на ринге, и пошли-пошли-пошли по категории. Поэтому здесь, возвращаясь к тому, о чем мы сейчас говорим, мы говорим не о компании, а о тенденции в стране, вот о чем.
 
- Что происходит вообще сейчас на алкогольном рынке? Очень много сейчас домыслов, слухов о том, что какие-то инвесторы делают предложения, отбирают бизнес, прессуют, Черняк (владелец водочного бренда "Хортица" - "ЭП") вроде бы вообще уже агент влияния: ездит и озвучивает предложения от другого человека.
 
- В чем наша проблема с комментариями на эту тему? Я стал очень осторожен в комментариях. Я слышал, что об этом говорили, но как только я начинаю говорить об этом, мне это начинают возвращать в виде "докажите". Поэтому сегодня, когда мы находимся в этих своих процессах, мы не можем так открыто, четко и прозрачно комментировать. Поэтому я не могу прокомментировать эту историю.
 
Все, что вы говорите, и то, что вы не сказали, не произнесли, я тоже слышал. Сформулирую это так. Но я не могу этого сказать, потому что юристы меня научили, что нам не нужны даже поводы для процессов. А они могут быть.
 
Но, возвращаясь к сегодняшней ситуации, я ее уже озвучил - монополия. Обидно другое: те, кто создали монополию, они думают сегодняшним моментом. А это есть не что иное, как разворот не катера, а громадного лайнера, парахода. У него знаете, какой разворот? Там он за 20 километров до порта начинает тормозить. То есть о чем мы сейчас говорим, что 1,6 доллара в Украине и "дам спирт – не дам спирт" есть не что другое, как вынос производства в соседнюю страну. И вернуть из соседней страны можно только уже не через 1,1 или 1,15 – я уже не пойду за 5 центов в рабство. А вернуть меня можно уже за 80 центов.
 
- В Белоруссии и России нет монополии на спирт?
 
Кипиш: Белоруссия это не пример, во-первых, у них еще процессы акционирования не пошли.
 
- Но вы там работаете?
 
Грибов: В Белоруси работаем с государственным предприятием. Я могу сказать, что с точки зрения порядка нам все нравится. Но я еще раз ставлю громадный восклицательный знак: не путайте Беларуссию - государственное предприятие с Украиной - государственное предприятие. Это две громадных разницы. Белоруссия по процедурам, в принципе, это Советский Союз. Меня не устраивает скорость – я бы делал это все быстрее. Я как частный предприниматель делал бы это быстрее в разы, чем делает это государственное предприятие. Но белорусское госпредприятие и украинское – это две большие разницы. И уровень коррупции там и уровень коррупции здесь – это две большие разницы. А о рейдерстве там, в Белоруссии, я думаю, если честно, мало ли кто подумает. Потому что это как: отрейдерить и успеть убежать? Может и не успеть.
 
А вот по России – великолепный результат сейчас в РФ. Россия в следующем году или до конца следующего года получит колоссальный результат по приросту акцизного сбора. А у нас по сравнению с прошлым – падение в два раза. Россия пошла по пути, когда они проработали очень мощный закон, дали очень мощные полномочия. По каким вопросам? По вопросам контроля. Задача государства – не производить. Задача государства – устанавливать и собирать задекларированный налог. Ведь если государство сильно в сборе, тогда собственник будет платить. Если государство задекларировало и не собирает, тогда платят трусы - это мы, Nemiroff…
 
- … и бедные.
 
 - Да, и бедные. А все остальные будут не платить. Вот в  Украине сейчас платят трусы. В России государство сначала раздало, мощные спиртзаводы были построены – новейшие, проведена техническая реконструкция, приведены громадные инвестиции. Сейчас они создают, в том числе, государственную компанию, которая будет влиять на рынок как государственное предприятие. Поэтому результаты, полученные в России, они впечатляют.
 
И самое главное – я со спокойной душой туда ухожу с производством. Потому что качество спирта, я считаю, там великолепное. Я считаю, что то, что мы там сейчас принесем туда свои какие-то ноу-хау и технологию. Законы нас устраивают.
 
Поэтому я уверен, что рано или поздно Nemiroff станет российским. Только по одной простой причине: Украина в лице власти так решила. Это выбор не компании. Это - выбор государства. Оно решило, что ему в этом сегменте, в этой отрасли собственные производители не нужны. Вот и все.
 
- Вы создаете компанию в Штатах, которая будет владеть компанией в Украине, пока вы за нее боретесь…
 
- Да. Напоминаю: вот здесь акционеры (Грибов снова берет телефон и заносит над стаканом. Кипиш под общий смех подставляет свой телефон, чтобы продемонстрировать, как будет управляться компания – "ЭП")…
 
- Не может получиться так, что будет Nemiroff украинский и Nemiroff российский?
 
- Не может. Хотя нет, в Украине может. Давайте сначала – почему не может. Потому что собственник торговой марки имеет лицензионное соглашение с УГК. И рано или поздно пришлет сюда уведомление о разрыве. Это - почему не может.
 
А теперь – почему может. Потому что этот (Глусь – "ЭП") скажет, что Мадридское соглашение, которое действует в 75 странах мира и к которому Украина, естественно, присоединилась, и потому что и потому что и потому что и потому что мы в Украине, снова начнется… Или уведомления не получат, или почту закроют… и скажут – "ні!"
 
Я думаю, все намного сложнее. Но все зависит от беспредела, который власть разрешит делать в этой стране. Мы через каждое предложение возвращаемся к пути, который должна выбрать власть.
 
Кипиш: Хотя это все решается одним телефонным звонком: "Прекратить!"
 
- Вам не поступало предложение договориться? Может, вы сами пытались это сделать?
 
Грибов: Разговаривать можно с тем, кто: а) хочет; б) слышит. Нельзя разговаривать с пустым местом. Мы направили предложение Глусю о выкупе его доли еще в августе месяце. Вы понимаете, что такое любому, кто на самом деле за этим стоит, публично сказать, что это обман? Ну, не публично, а хотя бы лично.
 
- Кулуарно. А почему бы нет?
 
- Я вам скажу, почему. Мы с вами уже опыт изучали. Что означает, что вы мне говорите в глаза: "Это я у тебя украл". Это вы у меня украли?
 
- "Ні".
 
- А все-таки украинцы молодцы. Это славное "ні" везде действует (смеется). Поэтому официально мы можем вести переговоры только с ним – со Степаном Глусем. А по-другому - а с кем мы должны разговаривать?
 
- С тем, кто может это остановить.
 
- Это на наш метод, по большому счету. Вам не нужно было жить длинную жизнь по вот таким принципам для того, что бы в какой-то день их поменять. Вы тогда говорите, что вы всю жизнь жили неправильно. Я жил всю жизнь по каким-то принципам. Я со своим партнером о чем-то говорился. И я хочу, чтобы этот партнер то, о чем я договорился, исполнил. И всю жизнь все, кто ко мне приходил, я говорил: "Я не ворую, я живу по закону, но вы ко мне и не ходите. Я не хочу этого. Я не хочу коррупции, я не хочу взяток. Я не хочу ничего. Вы написали законы - я по ним живу".
 
И сейчас вы мне говорите… Как в той Одессе: "Это что у вас, сметана?" "Ну, таке". То же самое и вы мне говорите: "Ну, это так себе, таке, трошечки". Один раз не… Продолжение знаем.
 
Поэтому чего нам ходить? Пусть они для себя решение принимают. Им управлять этой страной. Им в этой стране нужно будет кормить пенсионеров, электорат собирать. И то, что бомбят сейчас – это кажется… Мы уже сказали, что большой лайнер морской начинает тормозить за 20 километров. Большая инерционность. Поэтому вчера еще это было, это работало. Пока еще это не заметно. Пока еще платятся за старое налоги. А потом потихонечку краник меньше-меньше-меньше. На работу один раз не пришло два человека, второй раз не пришло десять. Вот уже работу потеряло 500 человек. И пошло-пошло. Чего мне договариваться? Я ничего не сделал такого. Если сделал – предъявите.
 
- Из чувства самосохранения.
 
- Что мне сохранять? Какой бизнес мне  сохранять? Зачем мне бизнес, если я сегодня договорился, завтра передоговорились? Меня интересуют условия в целом. Поэтому раз сегодня в России лучше - будет Россия. Раз Белоруссия сегодня позволяет, значит, будет Белоруссия.
 
Самое главное, что люди не поняли здесь в стране – можно забрать имущество, нельзя забрать мысль. Можно сделать так, что вы их вслух не произнесете, запугать. Это да, пожалуйста. Но пока не могут понять, что у вас в голове, о чем вы сейчас думаете. Это единственное, что у нас есть. Мы там - внутри себя. Есть открытые люди. Это люди, у которых что внутри, то и снаружи. Обычно говорят: "Что у трезвого на уме, то у пьяного на языке". Вот есть такое – трезвый, как пьяный. Это как раз про открытых людей.
 
Поэтому это глубокое заблуждение, если люди думают, что они могут управлять всем. Нет, бизнес сам определит. И торговые марки - не внутри страны. Я возвращаюсь к тому, что не поняли. Торговые марки – они в Лихтенштейне. Из Лихтенштейна они могут переехать в любую другую страну. А в Лихтенштейн их Анатолий положил только по одной причине – ему рассказали, что там уже сотни лет (нам, молодой Украине, об этом даже подумать не можется) соблюдают закон. И говорят: "Вы когда-то можете иметь проблемы". Возвращаемся к вопросу доверия. А ведь существуют страны, которые за счет этого живут. Потому что они столетиями заработали эту репутацию. А Украина ее не заработала. И еще долго будет отмываться и от этого. Вот и все.

Економічна правда

Создано: antiraiderukr Открыть

Александр Глусь прокомментировал заявления в СМИ части акционеров относительно переноса производства Nemiroff из Украины

В адрес Агентства конфликтного PR — /PR i Z/ поступило письмо следующего содержания: Уважаемые коллеги,  На Вашем информационном ресурсе была размещена новость о компании  УВК «Nemiroff» - Nemiroff покидает Украину. Просим Вас опубликовать мнение  второй  стороны конфликта.
 
 С ув. РА Tutto Bene
Ген.подрядчик
 по медиа активности УВК «Nemiroff»
 
 
 
Что мы и делаем:
 
 
 
 
9 декабря в Вене состоялся Совет директоров компании Nemiroff, ряд вопросов повестки дня которого касался хозяйственной деятельности компании, переживающей сейчас сложности в своей работе.
Однако некоторые вопросы, вынесенные на повестку дня, не относились к компетенции Совета директоров согласно внутренних документов Холдинга, регламентирующих деятельность этого управленческого органа. Кроме того, они вступали в конфликт с действующими запретами ряда европейских судов в отношении части акционеров компании. Соответственно решения по таким вопросам не были приняты. К ним относятся и  предложения по возможности регистрации компании в США, блокировании работы основного предприятия в Украине и др. Вышеуказанные вопросы относятся исключительно к компетенции Собрания Акционеров и решения по части из них должны принимаются исключительно единогласно, т.е. 100% голосов.
«Приняв участие в работе Совета директоров, я до последнего был уверен, что нам удастся перевести существующие проблемы в конструктивное русло и принять ряд решений, способствующих нормализации работы компании. Ведь ситуация для компании  сегодня действительно очень непростая. Фактически в преддверии традиционного «высокого» сезона нам не удается в полной мере обеспечить спрос на нашу продукцию из-за блокировок частью акционеров.  Однако, мои надежды, к сожалению, оправданы не были, поскольку у участников данного Совета изначально отсутствовал настрой на конструктив. Начиная с того, что были приложены все усилия для невозможности представителям владельца блокирующего пакета Холдинга (25,04% акций) ознакомиться с документами, которые выносились на рассмотрение Совета директоров и заканчивая тем, что предлагаемые к рассмотрению вопросы не только не способствовали разрешению ситуации, но наоборот, усугубляли ее, что является прямым нарушением Соглашения акционеров», комментирует А. Глусь.
В частности, А.Глусь отметил, что действующее Соглашение акционеров компании Nemiroff регулируется британским правом. Следовательно, часть из таких особо важных решений, как изменение капитала компании, изменение юрисдикции компании, изменение устава компании, распоряжение интеллектуальной собственностью  принимаются исключительно единогласно, т.е. 100% голосов.
Согласно данному Соглашению, часть собственников не может заблокировать нормальную многолетнюю работу основного предприятия ни на украинском, ни на других рынках, а также переместить основную компанию в Америку или какую-либо другую страну.
Т.о., по мнению А.Глусь, расценивать звучащие в СМИ заявления о переносе производства, блокировании работы предприятия в Украине и т.д, иначе как безосновательные, спекулятивные и направленные на дальнейшее усугубление негативных последствий для компании, нельзя.
 
 

Создано: antiraiderukr Открыть

Грибов і Кіпіш: Все, що Глусь хотів від Nemiroff, це "кеш" і "дерибан"

Для того, щоб приймати рішення, їх треба хоча б розуміти. Що ви хочете: трієчник середньої сільської школи. (Частина 1, рос.)
 Яків Грибов та Майк Тайсон


Яков Грибов и Анатолий Кипиш, перед тем, как сообщить "Экономической правде" две сенсационные новости – о том, что бренд Nemiroff может покинуть Украину, и что за конфликтом с третьим акционером – Степном Глусем – стоит власть, предложили детально рассказать о сути происходящего.

Значительную часть встречи, которая длилась около пяти часов, бывший глава юридического департамента Nemiroff и несостоявшийся директор компании Юрий Сорочинский с документами в руках подробно описывал ситуацию со дня основания компании. Время от времени свои комментарии давал Анатолий Кипиш.

"Это беспредел. Абсурд. Представьте, что вы потеряли свидетельство о рождении вашего ребенка, пришли в ЗАГС, чтобы получить новое, а вам говорят – это не ваш ребенок", - сказал Кипиш.

Итак, по словам Сорочинского, в декабре 1992 года были подписаны документы о создании совместного предприятия между госпредприятием "Немировский спиртзавод" и группой иностранных инвесторов из Лихтенштейна. Каждый акционер получил по 40%, а 20% оставалось у государства.

Вплоть до 1996 года Грибов и Кипиш были для завода поставщиками зерна и прочего. Когда в тот год производство остановилось, они выкупили 60% приблизительно за 600-700 тыс долларов. Компания из Лихтенштейна покинула предприятие.

Изначально директором завод был Степан Глусь. Он же им и остался, потому что между ним и новыми владельцами уже сложились хорошие отношения, и они доверяли друг другу.

В 1997 году была подана на регистрацию торговая марка Nemiroff. До этого момента продукция под такой торговой маркой не производилась – завод выпускал водку "Столичная" и другие советские бренды. Как вспоминает Сорочинский, для регистрации марки нужно было 200 долларов, и когда он попросил эти деньги у Грибова, тот возмущался, что это очень дорого.

В 1998 году владельцем 60% акций становится компания Breyfield Trust Reg - тоже из Лихтенштейна, ее конечным бенефициаром был Грибов. По словам Кипиша, именно он зарегистрировал эту компанию.

"Почему Лихтенштейн? Я просто сидел перед картой Европы и выбирал, где бы зарегистрироваться. Лихтенштейн близок к Швейцарии, вот я и размечтался, что мы будем летать в Швейцарию", - смеясь, говорит Кипиш.

О том, что эта компания была зарегистрирована на Грибова, он узнал намного позже. Грибов говорит, что степень доверия между партнерами была настолько высокой, что ни он, ни Кипиш часто не углублялись в юридические вопросы и вопросы оформления собственности.

В том же 1998 году уставной капитал СП был увеличен, а доля государства сократилась. В 1999 году было принято решение о ликвидации ООО "Немировский ликероводочный завод", владельцем всего его имущества стала компания Breyfield trust Reg.

Сорочинский говорит, что государство совершенно не интересовало предприятие, и он в ФГИ вскоре получил документы, согласно которым государство больше не являлось собственником.

"Я попал на работу к Грибову, будучи студентом четвертого курса. Попросил зарплату аж 50 долларов, на что Грибов и Кипиш сказали: "Ого!". И они очень удивились, как это мне удалось получить в ФГИ бумагу. Но это было очень просто – я зашел в офис Фонда и официально получил документ. Ничего сложного в этом не было", - вспоминает Сорочинский.

В 2000 году были созданы две компании – ДП "Украинская водочная компания Nemiroff" и ДП "Алко Инвест Украина". Первая на 100% принадлежала оффшору Biostar Investment Ltd., вторая - на 100% компании Breyfield Trust Reg. Зачем понадобились эти компании?

Во избежание рисков "Алко Инвест Украина" стала собственником имущества завода, а "Украинская водочная компания Nemiroff" получила лицензию на производство алкоголя и заключила договоры аренды имущества с "Алко Инвест Украина".

На этом этапе доля Степана Глуся, как сказал Сорочинский, существовала на понятийном уровне, так как конечными бенефициарами оффшоров были Грибов и Кипиш. То есть, Глусь формально акционером не был.

"Но ему очень хотелось. До тех пор он просил у нас деньги то на учебу детей, то на дом для Саши (сын Степана Глуся) в Венгрии. Мы ему давали, потому что мы партнеры. Потом Степан Карлович сказал, что у него жена бухгалтер и сидит без работы. Мы ее взяли", - рассказывает Кипиш.

В 2004 году от компании Bacardi-Martini поступило предложение о продаже Nemiroff. Чтобы обсуждать эту сделку, нужно было привести в порядок структуру компании в соответствии с мировыми стандартами. Для этого была нанята компания "Тройка-Диалог".

Кипиш признался, что в то время ни он, ни Грибов даже не подозревали о том, что можно не только владеть спиртзаводом, а еще и быть инвестором в других видах бизнеса. По его признанию, специалисты "Тройка-Диалог" открыли им на многие вещи глаза. В частности, они до того не знали, что такое due diligence.

Фактически эксперты "Тройки" провели ликбез для владельцев и топ-менеджеров успешной и быстрорастущей компании и обучили их азам бизнеса по мировым меркам. И тогда партнеры задумались над тем, что рано или поздно они выйдут из водочного бизнеса и начнут бизнес инвестиционный.

С помощью консультантов, акционеры подписали соглашение о создании новой структуры собственности, которая, как утверждают Грибов, Кипиш и Сорочинский, актуальна и по сей день. Эту структуру "Экономической правде" передал Сорочиснкий, и выглядит она так:
 


В сентябре 2005 года в числе собственников появилась компания Lukan Invest Limited, которая на тот момент владела 20%, - она принадлежит Степану Глусю. И еще две компании принадлежат Якову Грибову и его сестре Белле Филькенштейн с долями по 20%. Компании Кипиша и его брату Виктору принадлежало 40%.

В 2009 году состоялась сделка, по которой Анатолий Кипиш продал 252 акции семье Глусей. В результате у Степана Глуся оказалось 25,04% акций компании.

До декабря 2010 года длились переговоры о продаже компании с другими потенциальными покупателями, которых помогал искать известный в мире банк ING.

С этого момента между партнерами начался конфликт, суть которого Грибов и Кипиш описывают в интервью "Экономической правде".

Семейство Глусей хотело продать новому собственнику лишь часть акций и остаться в компании на своих позициях. Грибов и Кипиш хотели выйти из бизнеса полностью.

Окончательное предложение о покупке так и не было сделано. Тогда же был отвергнут путь продажи компании через IPO, который предлагали Грибов и Кипиш. Как сказал Грибов, Александр Глусь не знал, что такое IPO, а потому испугался и отверг этот путь.

В январе 2011 года состоялось заседание совета директоров с повесткой дня, в которую входили три вопроса:

- смена председателя совета директоров (замена сына Степана Глуся Александра на Грибова),

- смена президента управляющей компании (замена Александра Глуся на Сорочинского)

- смена генерального директора ДП "Украинская водочная компания Nemiroff" (замена жены Степана Глуся Аллы на Аллу Гладкую, человека Грибова и Кипиша).

Но, как говорит Сорочинский, Александр Глусь, пользуясь своим правом акционера, перенес решение этих вопросов на собрание акционеров 29 марта.

Но Грибов и Кипиш, как мажоритарные акционеры, утвердили эти решения письменно, и ни одно из них стороной Степана Глуся оспорено не было до сих пор. Следовательно, от управления компанией семья Глусей формально была отстранена. 21 февраля председателем совета директоров стал Грибов.

16 февраля Степан Глусь, будучи народным депутатом от БЮТ, перешел во фракцию Партии регионов. В этот же день Анатолий Кипиш лежал в своем офисе на полу в наручниках, а Сорочинский вынужден был показывать правоохранителям документы – начался обыск.

Почему арестовали Кипиша, он сам не сказал, заявив, что нашли какие-то старые дела, но вскоре он был отпущен.

5 апреля мажоритарные акционеры подписали резолюцию, согласно которой ликвидируется управляющая компания Nemiroff и назначаются на должности новые директора ДП "Украинская водочная компания Nemiroff" и ДП "Алко Инвест Украина". Грибов и Кипиш пытались отстранить Глусей от управления компанией и принятия решений, поэтому ввели ограничения на транзакции этих компаний, установив лимит в 10 тыс гривен.

По словам Сорчинского, в ответ на это Александр Глусь в Немировском суде организовал ряд исков, которые бы затянули решение вопросов с назначением в совет директоров и т.п.

Поскольку оффшорные компании Грибова и Кипиша зарегистрированы на Кипре, то Глуси в кипрских судах пытались в ответ ввести ограничения на транзакции акционеров – владельцев почти 75% акций. Суды отказывали истцам.

"Они пошли сначала к одному судье, потом ко второму. Но, чтобы вы понимали, в Никосии всего шесть судей, и ни один из них не может запретить владельцам принимать решения в своих же компаниях", - сказал Сорочинский.

Летом 2011 года на самом заводе, по словам Грибова и Кипиша, происходила имитация силового захвата предприятия, Глуси обвиняли в рейдерстве Грибова и Кипиша. С тех пор они не могут попасть на завод и не имеют возможности контролировать работу компании и денежные потоки.

Грибов крайне неохотно говорил о возникшем конфликте. Он также отказался говорить, кто стоит за Степаном Глусем, лишь заявив, что это – власть Украины.

В СМИ уже публиковались версии о том, что переход Глуся-старшего в Партию регионов и потеря контроля над заводом Грибовым и Кипишем – звенья одной цепи.

Также звучала версия, что с помощью Глуся завод переходит под контроль другого депутата от ПР – Юрия Иванющенко (Юра Енакиевский). Но ни Кипиш, ни Грибов ни разу не назвали это имя, хотя они признались, что их судьба была решена на высоком уровне.

Редакция готова предоставить слово семье Глусь и депутату Иванющенко.

А пока – версия Грибова и Кипиша.

Яков Грибов: Когда Анатолий Кипиш озаботился переоформлением активов в 2004 году, то только в 2005 году, он подошел ко мне и сказал, что все 100% было оформлено на меня. Хотя уже Bacardi нам называла цифру в 300 миллионов долларов (вероятная цена покупки Nemiroff – "ЭП")... Вот скажите мне, в той ситуации, когда менеджмент весь был подо мной, когда я 9 лет управлял этой компанией с утра до ночи и не было ни одного человека в компании, который бы мог сказать, что он с чем-то не согласен и что-то не сделает, в ситуации, когда еще 100%, как выяснилось, оформлено на мне, была ли у меня такая возможность сказать всем партнерам "Кто вы?"

- Судя по всему, была.

- Я ни на секунду не жалею, что тогда этого не сделал. Ни на секунду. Потому что это не мое. И для меня не важно, я подписал бумагу или я просто дал слово. Я так весь свой бизнес сделал. И бизнес Nemiroff состоялся только по одной простой причине: было полное доверие к человеку, который создавал все, и генерировал, и управлял этим. Все участвовали в этом.

Я могу сказать, что у меня и до сегодняшнего дня и к Степану Глусю по работе не было никаких вопросов. Я не могу сказать, что было что-то гениальное, но человек старался, делал все, что от него требовалось. Все мои партнеры, каждый сделал, что мог в этой ситуации.

Но доверяли друг другу настолько, что, как видите, 100% на мне было оформлено. И что? В тот момент я понял, какое между нами доверие. И подтверждением тому, что это доверие было не зря, является два факта: первый – то, что компания успешная, то, что она состоялась, и второй - что в рамках того доверия, которое было тогда, все со всеми рассчитались.

Теперь мы попали в другую историю. И я считаю, что виноват в ней Анатолий. (Кипиш – "ЭП") Знаете почему? Потому что он накаркал. Он когда-то сказал: Яша, говорит, чтоб так его дети относились к нам, как ты относишься к нему. Когда мы все кредитовали, когда переоформляли. Мне даже в голову не могло прийти, а как еще должны относиться дети (дети Глуcя – "ЭП"), которые еще в школе учились? Ну как они должны к нам относиться? Я Степану Карловичу говорю: слушайте, давайте вашего малого Вову на переговоры возьмем. Понятно, ему нечего там делать. Понятно, это не для него. Но это не закрытое… ну как… это закрыто для всех, но это – сын партнера. И я с удовольствием передавал все что, знаю, приглашал на эти переговоры.

Причиной того, что сейчас произошло, я еще раз подчеркиваю, является доверие. И вот теперь можете представить: я провел пресс-конференцию, вот – преемник (Александр Глусь – "ЭП"), продолжатель и тому подобное. То есть, настолько высокое доверие, которые было ко мне, мы такое же доверие оказали туда, не прятали документы, не прятали ничего – а что нам от кого было прятать?

 
Анатолий Кипиш


Анатолий Кипиш: У нас ни одного документа не было. Все просто передали. А мы столкнулись с тем, что у меня сейчас спрашивают: как вы такое могли допустить, что у вас ни одного документа, ничего? А я говорю: слушайте, но мне же доверяли? Почему я должен им не верить, мне же доверяли? Яков владел номинально.

Грибов: Я хочу дойти до конца. Вы понимаете, лучше слов говорят только поступки. Я согласен, что Анатолий хочет переубеждать, а я не хочу переубеждать: я хочу сделать. И потом, в конце, будет все понятно.

- Почему нельзя было продать Bacardi-Маrtini ваши два оффшора, на которых было все завязано? И если есть нормальные отношения, потом разделить: тебе - двадцать процентов, тебе - сорок? В какой момент и что произошло, собственно?

Кипиши: А смысл продавать?

Грибов: Речь идет о чем, что когда пришло Bacardi, никто не собирался продавать. Просто разговор с Bacardi показал узкие места, а узкими местами являлась непонятная структура собственности. Вы не можете продать один оффшор, потому что есть же люди, которые тоже потом будут доказывать в судах, что они тоже являлись кем-то, например. А иностранцы не хотят брать эту ответственность на себя.

Кипиш: Ведь мы не первопроходцы в этом. Так все компании, все бизнесы легализовывали свое право владения. Так легализовывался "Метинвест", Полтавский ГОК, все. Стандартно было так: оффшорная компания владеет кипрским там или люксебургскими компаниями, которые внизу владеют активами... Не потому что Bacardi так нужно… Почему мы не одели рубашку и джинсы и не дали так интервью? Потому что так нужно, порядок такой, когда речь идет о каком-то уровне, так и там.

Грибов: Изменение структуры, приведение в порядок документов, проведение аудиторской отчетности было связано только с одним, что в момент, когда появился профессиональный стратег и указал на недоработки, которые существовали у нас – вот этот момент как раз был для нас моментом осознания необходимости этой работы. Мы просто научились этому, мы поняли, что есть эта проблема, и Анатолий возглавил эту работу и в ней уже дошел от начала до конца. Вот то, что мы сегодня имеем с точки зрения структуры, как раз создавал Анатолий и Юрий Сорочинский. Вот я как не касался этого, так и до сих пор.

Кипиш: Все это в 2006 году было передано Александру Степановичу полностью под ключ. Поняли? Не было в соглашении акционеров дописано одной главы о нормах ведения хозяйственной деятельности, и она так не дописана до сегодняшнего дня. Вот как передали, так и есть. Все лицензионные соглашения, все договора, по которым мы платим роялти, вся структура - она такая, как была в 2006 году, так и осталась.

- Так что произошло?

Грибов: То, что вы называете "произошло", на самом деле была закончена эта работа по реструктуризации. Эта структура по датам регистрации компании… видно, что это было еще, грубо говоря, в нашу бытность. Потому что я, конечно, считаю, что мы и сейчас есть, но в операционном управлении тогда находились в основном я, и Анатолий возглавлял этот блок. Это – шаг номер один.

Шаг номер два – это то, что с этого момента мы как раз и поняли, как в принципе устроено... И общение с профессиональными консультантами из "Тройка-Диалог"… они же нас многому научили. Мало того, что структура, мы же поняли, ради чего делается бизнес. И вот это в первый раз, когда вы понимаете…

Кипиш: … что EBIDTA это все же не ругательство...

Грибов: … вы понимаете, что до этого момента мы, наверное, жили … Вот как живет много людей, которые начинают? Они создали бизнес, и для них это бизнес на всю жизнь. А общение с финансистами приводит вас к совершенно неожиданному выводу. Финансисты могут вам рассказать, что есть много других сфер, где можно инвестировать капитал, они раскроют вам глаза на то, что в принципе каждый из предпринимателей должен инвестировать там, где он компетентен, где большая доходность, где меньшие риски, и так далее, и тому подобное. И вот это образование, оно началось еще в те годы. И чем старше мы становимся, чем больше мы общаемся и чем больше у нас бизнес-опыт, тем больше и взгляды на бизнес у нас поменялись.

Ничего не произошло. Закончили эту работу. В 2006 году приняли решение, что я от операционной работы отхожу. Если вспомнить, то я зашел в офис, будем говорить, 1 января 1997 года, грубо говоря, плюс минус день…

Кипиш: Это совместный бизнес, а если так, то, наверное, в 1992, или 1993, или даже в 1987.

Грибов: Ну да. Первый кооператив у меня был номер третий в Хмельницком. Ну, не у меня, а у меня с партнерами. И там у нас тоже полное доверие было. Знаете, мы все-таки люди того поколения. Сейчас мне кажется, я никого не хочу обидеть, в том числе и более молодых. Наверное, это время пришло – не поколение, - время поменялось. Вот то время – это время доверия, время слова, если обязательство взято, был страх за неисполнение. Не потому, что что-то за это будет, а потому что это будет репутация. Сегодня первый ответ наиболее распространенный: "А мы с тобой ничего не подписали. А вот здесь посмотри на эту строчку, а в этой строчке я могу не исполнить". Не слово "извини, у меня не получилось", не философия, что "я договорился - я должен", а философия купеческого слова, и эта купеческая философия - вот она, я считаю, была и в 90-е годы. Она была с другими условиями, потому что если там не сделал - тебя наказали. И, наверное, это было удобно. И удобно было, перед тем как пообещать, подумать, а, сказав, сделать.

- На каком свете вы сейчас? К оперативному управлению вы так и не вернулись, да?

Грибов: Когда мы в 2006 году передали дела Александру, все нормально было, начали работать, мы считали долгое время, что конструктивно. Опять таки, наша толерантность… Но слово "толерантность" стало в Украине непринятым. Но наша демократичность, может быть, или наше желание быть готовым услышать чужое мнение, мне казалось, что Саша там какие-то вещи делает не так. Но при этом я себе говорил: слушай, но, может, он моложе, он лучше понимает и так далее. Ну, ничего, компания развивалась, все нормально. И я могу сказать, что когда мы приняли решение о продаже, то мы продавали успешную, чистую, белую, прозрачную компанию.

- Это когда Bacardi пришла?

Грибов: Нет, когда приняли решение в 2009 году продаваться. С Анатолием там поговорили и приняли решение.

Кипиш: Все акционеры подписали соглашение с инвестиционным банком о продаже. Подписывали все, подписи 100% с банком ING, договор в банке лежит.

- Кто был покупателем?

Кипиш: Как устроен процесс? Мы наняли банк для того, чтобы создать конкурентный процесс.

Грибов: В этом и есть смысл финансового консультанта, что он объясняет вам, как выглядит эта процедура, он же оценивает вас для вас же. Второе – он создает конкурентную среду. Ведь ваша цена, если я могу продать только вам, значит, ваша цена - ноль. Если я могу продать всем, то каждый даст какую-то цену, сделает предложение лучше.

- То есть объявили тендер.

Грибов: Да, конечно. Но, в принципе, это не тендер, это - конкурентный процесс. Финансисты умеют это делать, умеют организовывать, и вы можете это сделать, но найти всех интересантов в мире, конечно, это эффективнее может сделать профессионал, когда у него есть связи, ему и доверяют, и он говорит, что есть хорошая компания, на его слова отзываются.

- Почему в 2009 году? Ведь кризис, все избегали продавать свои компании в это время, потому что они оценивались дешевле.

Грибов: Нет, смотрите: вы же можете как продать дешевле, так и купить дешевле, если вы имеете какой-то кругозор. Мы же говорили, что еще в 2005 году это первое общение с инвест-банкирами нас привело к выводу, что бизнес не ради бизнеса, а бизнес ради получения прибыли. И прибыль уже вы определяете, когда определились, в каком сегменте хотите получить, вы определяете, в чем вы компетентны, и где меньше риска.

Кипиш: Компании нашего сектора, они и стоят в кризис дешевле. Ты можешь уйти из одних активов и купить другие активы. Фактически мы потихоньку стали квалифицированными инвесторами. Может, я не знаю точного определения, но у нас уже был опыт, у нас были знания и у нас были немножко лишние деньги. Мы планировали в своем будущем все же больше заниматься инвестициями. И это – основная причина. То есть каждый продает тогда, когда он считает нужным, и покупает, когда считает нужным. Если кто-то не согласен, он не подписывает договор.

- Подписали все. Что потом?

Грибов: И все. Пошли в процесс. Процесс длился чуть больше года.

Юрий Сорочинский: Фактически мы начали в январе 2010 года, были первые рассылки инвест- меморандума.

Александр Глусь


 - Были публикации о том, что вы ищете покупателя, но не можете договориться по цене.

Кипиш: Это не правда, смотрите, это комментарий в конце был сделан, после. Самый главный вопрос – с "Русским стандартом". Рустам Тарико (Владелец компании "Русский стандарт" - "ЭП") – очень интересный молодой человек, очень изобретательный, грамотный, в результате всего не дал обязывающего предложения. То есть письменного обязывающего предложения, ради чего и делается этот процесс, он не дал.

- Почему?

Кипиш: Много причин.

Сорочинский: У каждого покупателя и продавца своя стратегия. Поэтому здесь может быть один из вариантов, это мое мнение, в процессе продажи потенциальный покупатель, подписывая соглашение о неразглашении информации, получает доступ к определенным файлам компании. И это может быть тоже стратегией. То есть поучаствовать, сделать какие-то предложения…

Кипиш: …и понимая наши ценовые ожидания… Более того, процесс - он стадийный. На первой стадии определяется потенциальный интерес. Вторая стадия она уже просит процесса "дью дилидженса" - проверки на благонадежность - вырабатываются ценовые ориентиры. И так как сам процесс очень динамичный, то, когда речь идет о ценовых ориентирах, определяется, при каких условиях я заплачу ту или иную цену. И когда у нас была с Тарико сформирована цена – некая формула, как он заплатит по результатам 2010 года – эта формула предполагала большую цену, чем в его последнем предложении. То есть его последнее предложение было на уровне 350, а формула предполагала "ребят, если будет такой вот результат к концу года", то будет 410. И подписана формула была - это не обязывающее предложение, но это согласованная формула оценки компании - в декабре месяце. Такого рода компаний на рынке не так много, и, учитывая мультипликаторы, по которым ценятся эти компании, мы понимали, что, в принципе, 350 и 410 - мы даем дисконт на ликвидность, и мы сказали, что мы не хотим 410 и останавливаемся на цене 350.

Грибов: Не не хотим, а не требуем.

Кипиш: Не требуем… В этот момент наш партнер ведет закулисные переговоры о том, чтобы остаться там частью, немножко окэшиться, немножко остаться. Сама сделка достаточно сложная, потому что вы, кроме того, что продаете компанию, вы же берете на себя обязательство о том, что подтверждаете, что там все нормально в компании. И там было два момента: кто-то должен оставлять эскроу-счет, гарантировать покупателю, что все нормально в компании. На это мы согласились, мы не хотим больше участвовать ни в какой прибыли, в доходности, мы оставляем эскроу-счет, гарантии в размере трех миллионов. А у него (у Тарико - "ЭП") не было денег. Поэтому он просто хотел, чтобы мы ему в счет тех денег, которые он заплатит, ему дали в долг, а он нам будет выплачивать. Мы сказали: это без нас. Если Александр Степанович увидит, он хотел остаться в этой частично в этой компании, хотел частично окэшиться – пожалуйста, возьми на себя и эти риски. Если ты хочешь получать дивиденды в будущем, принимай на себя риски. Мы для себя сказали: мы не хотим участвовать в доходности этой компании, поэтому никаких рисков мы на себя не берем, за прошлое мы не отвечаем.

Грибов: Перевожу на русский язык, потому что ребята не все поняли (все смеются). Итак, был конкурентный процесс, в котором участвовали пять компаний. Перечислять их нет смысла. В финальную часть вышел Тарико, потому что Александр лоббировал, чтобы он туда попал. Так как мы с Анатолием не возражали, нам было все равно: мы уходили 100%. Александр вел переговоры с Тарико, чтобы частично остаться в управлении компании, и Тарико ему это обещал. Таким образом, возникает следующая ситуация: три партнера, причем Александр – это не партнер, это сын партнера, у которого тогда было в районе 13% и он еще кэш хотел... Три партнера, двое продают свои акции полностью и не остаются в компании совсем. И один партнер хочет продать часть своих акций и частью остаться, то есть он остается акционером. Вот такая вот финальная ситуация.

При этом возникает еще следующая вещь, что партнеры - все трое - когда продают свою компанию, даже этот, который продает какую-то часть, берут обязательство перед покупателем о том, что все, что они они заявили, предоставили документы, есть именно так. И вот эти обязательства партнеры из денег, которые им должен заплатить покупатель, часть они получают себе, а часть кладут на счет в банке, доступ к которому они получают только в том случае, если не вскроются в течение двух лет или какого-то срока какие-то обязательства у компании или какие-то проблемы, которые покупатель должен будет, владея бизнесом, гасить. И вот эти деньги называются деньги на экскроу-счет. То есть обеспечение в будущем..

Теперь вот эти деньги… каждый из партнеров должен пропорционально в этом счете поучаствовать. Вот это большая ситуация. Покупатель заявил, что у него не хватает полностью денег на покупку нас, поэтому он сказал: дайте мне в долг. На что мы, двое из трех партнеров, сказали: хорошо, мы готовы структурировать этот долг следующим образом, что мы за долю, которую Александр должен положить на экскроу-счет, положим за него. То есть он не будет класть денег, мы их положим. Почему? Мы же уходим из компании… либо дай нам гарантию под этот долг, а этот долг брался без гарантии, либо мы не дадим деньги. Обеспечение мы можем признать: деньги на эксроу, которые мы готовы положить за Александра. Это было наше предложение. А Александр тогда, который остается партнером в бизнесе, которого интересует доля, который может, например, под акции этого покупателя дать ему какой-то долг, Александр уже может распорядиться частью этих денег, которые мы на экскроу за него положили, они остаются в его распоряжении, он может дать кредит этому покупателю. Если хочет – может дать, если не хочет – пусть не дает. Мы не можем обязать.

Об этом и шла речь, это абсолютно понятная всем финансистам и абсолютно логическая история, когда два входящих партнера говорят нет - только с обеспечением мы это делаем. Ты, если хочешь, можешь дать, если не хочешь – можешь не давать. Вот и все. Договорились они, не договорились, мы не получили окончательного обязывающего предложения от "Русского стандарта". Нет предложения – нет сделки.

Сорочинский: Нельзя находиться в процессе продажи постоянно.

Кипиш: Длительный процесс должен закончиться. Есть все документы, все переписки, это же крупнейший международный банк (ING - "ЭП"), чтобы их в чем-то не обвинили, у них это все хранится в файлах и будет храниться еще долго.

Сорочинский: Для них сделка не состоялась, как и для компании. Если бы состоялась – было бы больше, и заработали бы больше.

Грибов: Тезис, который Юрий начал, имеет смысл продолжить, он состоит в следующем: пока шел процесс, по сути дела, мы с Анатолием не мешали Александру управлять. Почему? Потому что мы же уходим, а он собирается там остаться. Раз он хочет остаться, ну вот если вы собираетесь остаться, мы партнеры, как мы расстаемся по-доброму? Я не хочу вам мешать. Да?

Кипиш: Да нам это только на руку. Хоть каждый день печатайся в этом ТОПе (одним из деловых изданий Александр Глусь был признан одним из лучших менеджеров Украины – "ЭП"). Чем ты лучше, тем больше денег нам дадут! Когда речь идет о моих деньгах, я становлю тверже стали (смеется).

Грибов: Значит, мы вам не мешаем. Мы дали следующий срок: если я не ошибаюсь, мы сказали "либо 25 декабря - предложение" и тогда мы закончили, либо нет. Тогда с нового года должна начаться другая жизнь.

Кипиш: Тарико наш прямой конкурент. И он этот процесс использовал, то есть он звонил и давал информацию дистрибьюторам и говорил: все, вас уже купят, следующие договора на год вы уже не заключайте, вы будете с нами их заключать. То есть мы все равно оставались конкурентами, поэтому рано или поздно процесс нужно было заканчивать.

Грибов: И поэтому новый год для всех нас славян - это такой переходный период, и поэтому до нового года есть сделка? Есть. Нет? Нет. И 25 числа мы были на лыжах, встречаемся с Александром и говорим: смотри, сделка не состоялась, ничего страшного. Есть другой вариант. Наше намерение на выход по-прежнему есть. Поэтому мы предлагаем: нет сделки такой - пойдем на IPO. Компания уже подготовлена. Что нам мешает? Анатолий называл май, я называл сентябрь: по срокам это наши оптимистичные и пессимистичные оценки. Мы могли быть в мае или сентябре.

Кипиш: Все получают то, что хотят: мы получаем ликвидность, он не хочет продавать - не продаешь, ты будешь докупать с рынка себе. Все достигали того, что хотели. Мы даже смотрели, если мы берем 150 этих первичных или вторичных акций, я их путаю, то мы брали 150 миллионов кэша, 50 миллионов долларов внутри компании, и мы смотрели, что у нас с Грибовым на двоих оставалось 30%. У Александра была возможность взять немножко кэша либо докупить новых акций за счет кэша. То есть все было!

- На открытом рынке? В таком случае с вами даже договариваться не надо.

Кипиш: Именно! Утром проснулся, пошел в Bloomberg, посмотрел, сколько стоит, нажал кнопку "купить" или "продать". И все! Все, что мы хотели.

Грибов: Мы об этом 25 числа и сказали. Сидели за столом втроем: я, Анатолий и Александр.

Кипиш: Но для того, чтобы принять соглашения, их нужно хотя бы понимать. Что вы хотите: троечник средней сельской школы…

- То есть вы хотите сказать, что такой инструмент, как IPO, был ему непонятен?

Кипиш: Конечно, потому что он сидит на потоке, семья сидит на потоке… Что значит воровать в публичной компании и в непубличной? Когда вы воруете в публичной компании, вы приехали во Франкфурт в аэропорт, а там какое-то судебное решение, бабушка, у которой было 50 долларов, она купила у вас 2 акции, вы ее не поставили в известность, вы украли, есть факт, наручники, все! СЕО публичной компании – это ответственность. А СЕО непубличной компании… ты можешь не пускать акционеров в офис. Вот все, что они хотели: они имеют кэш, поток, дерибан.

Грибов: Когда мы 25 числа встретились, мы предложили: да-нет. IPO? Он говорит - нет. Ну подожди: IPO – нет, сделки - нет, что ты хочешь? Он говорит: я хочу, чтобы все оставалось так, как есть. Сколько, Анатолий спрашивает? Года три. Ну, подожди, мы говорим, что этого не хотим.

Кипиш: Ответ Александра: будете ковырять меня года три.

- В каком смысле?

Грибов: Вот в том, что мы сейчас имеем.

Продолжение следует…

Економічна правда


Создано: antiraiderukr Открыть





О сообществе
ВСЕ О РЕЙДЕРСТВЕ В УКРАИНЕ - новости, факты, законы. Вы самостоятельно можете разместить сообщение о рейдерском захвате в сообществе Facebook ВСЕ О РЕЙДЕРСТВЕ В УКРАИНЕ: http://www.facebook.com/pages/Рейдерство-в-Украине/2604718739995 Наши основные блоги: Антирейдер Украина в ЖЖ http://antiraider-ukr.livejournal.com Антирейдер Украина на hiblogger http://antiraiderukr.hiblogger.net Антирейдер Украина на МЕТЕ http://blog.meta.ua/~antiraider_ukraine Антирейдер Украина - i.ua http://blog.i.ua/user/3925991 Антирейдер Украина - www.liveinternet.ru http://www.liveinternet.ru/users/4387265/ Антирейдер Украина на Я.ру http://antiraider-ukr.ya.ru/#y5__id37 Антирейдер Украина на blogspot.com http://antiraiderukr.blogspot.com/ Антирейдер Украина на NETLOG http://ru.netlog.com/antiraider_ukraine Антирейдер Украина на Facebook http://www.facebook.com/AntiraiderUkraine Антирейдер Украина на Google+ https://plus.google.com/u/0/108456433901091003201/posts Антирейдер Украина - Блоги@Mail.ru http://blogs.mail.ru/mail/antiraider.ukraine/

Последние посетители сообщества
Нет данных

Модераторы сообщества

Содержание страницы

Метки

Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вск
       
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
ОБОЗ.ua